1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Армавир

Б. Полонский:  «Судьба матроса Дмитрия Полонского»

1938 год. Гор. Армавир. Это наша семья, мне 4 года. Слева от меня - моя мама Полонская Инна Поликарповна. Позади неё в привычном военном обмундировании, но уже без командирских петлиц и нарукавных нашивок комсостава, стоит мой отец Полонский Пётр Иосифович. Справа от меня - моя бабушка Полонская Елена Ивановна, позади которой стоят мои тётя и дядя - Галина Поликарповна и Дмитрий Поликарпович Полонские.

Дмитрий приехал проведать родных. Он после окончания Педагогического техникума учительствует в детском доме №4 на ст. Лихая в Ростовской области.

Все в сборе, а заметной радости на лицах не заметить. Недавние превратности  судьбы как бы предвещают грядущие.

 

1938 год. Гор. Армавир.

В Армавире мы совсем недавно после спешного бегства с Дальнего Востока, где отец служил в Особой Краснознамённой Дальневосточной Красной Армии. Получив известие об аресте и смерти своего старшего брата Тараса Иосифовича Полонского, видного государственного и общественного деятеля на Украине и Юге России, секретаря ЦК Крымской Республики, отец обратился к командованию и в политотдел. На следующий день он был лишён воинского звания, партбилета и службы. Чтобы избежать последующих репрессий, до наступления ночи отец ближайшим поездом, шедшим на Запад, увёз нашу семью в глубинку России.

Друзья юности помогли отцу устроиться на работу в Апшеронске. Там он занялся своим любимым книгоиздательским и просветительским делом, которое продолжил в послевоенные годы в Краснодаре и Майкопе, посвятив ему всю жизнь. Мы же поселились в Армавире у самой железной дороги на улице III Интернационала, дом 7, кв. 2. Там нашей соседкой была обаятельнейшая женщина по имени Феодосия Петровна, которая дружила с моей бабушкой. Мама работала в некоем госучреждении, где, как мне помнится, главным бухгалтером был человек по фамилии Берко.

24.09.1940 - Сотрудники артели "Разнопром", г. Армавир

В Армавире моя тётя Галина работала в артели "Разнопром". В память о той поре сохранилось фото, датированное 24 сентября 1940 г., на котором представлено правление этой организации. К счастью, на оборотной стороне указаны фамилии и должности изображённых лиц. Быть может кто-то из современных горожан Армавира узнает среди них своих родственников или знакомых.

24.05.1941 - Полонская Галина Поликарповна , г. Армавир

Весна 1941 г. Бесславная советско-финляндская война уже позади. В стране помимо допризывной военной подготовки активно проводится обучение людей призывного возраста навыкам различных военных профессий. Моя тётя Галина Поликарповна не из отстающих в таком деле. В память об этом осталось фото, где она экипирована в форму кубанского казачьего командира. По-видимому, это всё-таки постановочная фотосессия.

24.05.1941 - Полонский Дмитрий Поликарпович, г. Армавир

Мой дядя Дмитрий Поликарпович был призван на военно-морскую службу на Черноморский флот в 1940 г. Служил в Севастополе, п/я 57. Был справным матросом. По воспоминаниям  бабушки, мамы и тёти был отличником боевой и политической подготовки. Это его  последняя фотография, датированная 5 марта 1941 г. Был отмечен командованием, и  18 июня 1941 г. отбыл из Севастополя в Либаву, Латвия для зачисления в Либавское военно-морское артиллерийское училище береговой обороны, чтобы стать офицером флота.

Письмо от Полонского Дмитрия Поликарповича, отправленное 23.06.1941 из Риги.

Последняя весточка от Дмитрия Поликарповича была получена в Армавире 28 июня. Война шла уже неделю. Открытая почтовая карточка помечена штемпелем в Риге 23.06.41. Из письма же следует, что оно было написано 21 июня. В тексте прямо указано, что мы прибудем в Либаву утром 22 июня. Многократные обращения в структуры Министерств Обороны СССР и России имели один ответ - пропал без вести в августе 1941 г. Вот, казалось бы, и всё...

Ан нет! Новая весть пришла. Пришла спустя 73 года неожиданно и, главное, написанная собственноручно.

Анкета военнопленного Полонского Дмитрия Поликарповича

В первых числах февраля 2014 г. в интернете я наткнулся на немецкий русскоязычный сайт www.dokst.ru. Это сайт созданного после объединения Германии Саксонского Центра документации (STSG) в Дрездене, где собраны сохранившиеся на территории Германии документы вермахта и гестапо относительно немецких граждан и советских военнопленных и гражданских лиц, угнанных в Германию в годы войны. Конечно, за исключением документов, изъятых советскими оккупационными властями и перемещёнными в СССР.

Не прошло и двух недель после онлайн запроса, как 13 февраля был получен официальный ответ от д-ра Александра Харитонова из STSG. В нём сообщалось, что "...У нас по Вашему родственнику есть только один документ. Записи о смерти на нём нет. Указан шталаг пребывания 315. Но что стало с Вашим родственником в дальнейшем, мы к сожалению не знаем..." Приложен скан подлинника этого документа, из которого следует, что Полонский Д.П. был пленён в районе Елгавы, Латвия 5 июля, а уже 11 июля доставлен в шталаг 315. Значит, что после падения Либавы 28 июня 1941 г. он отходил на северо-восток ещё неделю.

Относительно этого документа можно заключить следующее:

  • по форме он не является установленной в вермахте для военнопленных Personalkarte I или с другим порядковым номером - II, III и т.д., а скорее похож на некий допросный лист;
  • все записи, внесённые от руки, выполнены Полонским Д.П.;
  • число, месяц и год рождения, имя матери и профессия указаны неверно. В написании имени отца - священника русской православной церкви, которого Дмитрий боготворил, но никогда не видел, поскольку был рождён через полгода после смерти отца, допущена нарочито грубая орфографическая ошибка;
  • указанное имя матери "Лелина", отсутствующее в святцах любой из христианских конфессий, по-видимому, является криптограммой, составленной из имён трёх самых дорогих Дмитрию женщин - матери Елены и сестёр Галины и Инны. Эта версия становится более надёжной, если вспомнить, что в семье Елену звали Лёлей, а Галину - Линой.

Очевидно, что Дмитрий, давая ложные или неточные показания, пытался увести след от своей семьи и скрыть свой социальный статус. Современному молодому читателю будет непросто понять поведение людей того времени, когда приходилось скрываться не только от врага, что естественно, но нередко и от "своих". Меня не оставляет ещё одно странное ощущение. Будто, шифруя таким образом имена матери и сестёр, он надеялся отправить в неведомое будущее последнюю о себе весть. Однако, судьба Дмитрия остаётся неизвестной. Присутствие на документе штемпельной отметки "Eingang 19.VIII.41" с указанием лагерного №212 и возникновение более позднего идентификатора №479204 могут свидетельствовать о перемещении Дмитрия из шталага 315 в Перемышле, Польша в другой лагерь.

После некоторых размышлений я направил гуманитарные онлайн запросы о судьбе Дмитрия в Польский Красный Крест, Варшава и в Международную службу розыска (ITS), Бад-Арользен, земля Гессен, Германия. Поиск продолжается...

Полонский Борис.

16.03.2014

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru