1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Краснодра в камне и бронзе

С.Р. Илюхин.:  «Что случилось 20 апреля (3 мая нового стиля) 1918 года в станице Марьинской»

Советская власть на Кубани возникла в начале 1918 года, но положение ее было очень непрочно. Отряд Кубанского Казачьего войска, отступив под натиском красных отрядов из Екатеринодара за Кубань, соединился 14 (27 н.с.) марта у станицы Калужской с Добровольческой армией генералов Алексеева и Корнилова и направился к Екатеринодару с целью освободить кубанскую столицу от большевиков. В кубанских станицах в это время царила анархия. Большевикам удалось натравить иногородних на казаков. Сами казаки не понимали толком, что происходит, лишь умудренные опытом старики стояли против всех революционных преобразований. В казачьих частях, вернувшихся с фронта 1-й мировой войны, многие оказались зараженными большевизмом. Засланные пропагандисты успешно разлагали фронтовую молодежь, не подчинявшуюся приказам казачьего атамана, объясняя, что Совет – это тот же казачий сход, но без богатеев. С карандашом и бумагой в руках они уверяли, что при дележе земли казаки получат ее даже  больше, чем имели при царе.

Кубанское казачество пробудилось только после того, как иногородние при поддержке советской власти стали захватывать казачью землю. Военно-революционные комитеты, состоявшие почти сплошь из иногородних и пришлых, получили неограниченные полномочия по вывозу продовольствия из станиц, широкое распространение получили погромы, расстрелы и грабежи казачьих станиц под лозунгом борьбы с контрреволюцией, принудительные трудовые мобилизации казачества. Казаков, вспахавших и засеявших свои зем­ли, заставляли под пулеметами собирать урожай, молотить хлеб и зерно, разделяя все между иногородними. Сопротивление вызывало арест и застенок. Советская власть даже не пыталась регулировать этот грабеж и делёж, иногда только представляя его как самочинные действия военачальников, допускавших безумные расстрелы станиц и терроризировавших местное население. В случае протеста появлялся бронепоезд или броневик, выпускавший несколько снарядов по станице, за которые взыскивалось по несколько тысяч рублей. 

По области прокатилась волна казачьих восстаний, беспощадно подавляемых. Возникавшие стихийно и разрозненно, почти без оружия, они сопровождались первоначально некоторым успехом, но через 2-3 дня, после сосредоточения красных войск, повстанцы гибли в бою и от рук палачей. В феврале восстали станицы Прочноокопская, Баталпашинская, Чамлыкская, Лабинская, Вознесенская, в марте станицы Кавказского отдела, в апреле Ейского и Таманского, в мае Старо-Минская и Киевская, в июне Васюринская, Григорополисская, Рязанская, Старо-Корсунская, Упорная, Лабинская, Владимирская, Зассовская и повторно Чамлыкская, в июле станицы Майкопского отдела.

Особняком в этом перечне стоит восстание в станице Марьинской, произошедшее 20 апреля (3 мая н.с.), строго говоря, никаким восстанием не являвшееся. Простодушные казаки, привыкшие, что все проблемы можно решить на станичном сходе, полагали, что так же будет и при советской власти. Но они ошиблись.

Во время штурма Екатеринодара Добровольческой армией, начавшегося 26 марта (8 апреля), отряд полковника Науменко, посланный в станицу Марьинскую, провел дополнительной мобилизации казаков в белую армию. В это время в станице скрывались несколько красных комиссаров, в их числе сам председатель совета народных комиссаров Кубанской советской республики Ян Полуян. Станичный казак Дмитрий Похно взялся помочь корниловским офицерам найти его, но поиски оказались тщетными.

После гибели Корнилова 31 марта (13 апреля н.с.) отряд Науменко отступил из Марьинской вместе с армией на север, и станицу занял подошедший с запада красный отряд Рогачева. Тогда и произошла завязка Марьинской трагедии - 8 (21 н.с.) апреля красные арестовали Дмитрия Похно, отворив кстати его амбар и забрав оттуда зерно. 

Утром 20 апреля (3 мая н.с.) сын арестованного Никита Похно собрал знакомых казаков у станичного правления, чтобы просить об освобождении отца. Комиссар станицы Николай Кулиш ответил, что он может сделать это только с разрешения Советской власти. Казаки тут же решили созвать Совет звоном церковного колокола, как всегда они сзывали народ на сход. Под настоятельным требованием собравшихся комиссар разрешил ударить в колокол, после чего приказал стоявшим возле штаба на улице красноармейцам зайти во двор и привел в здание усиленный караул. На звон колокола собралось до 100 казаков, но членов Совета только 16 человек. Комиссар объявил, что решать дела они не правомочны. В этот момент в станичное правление пришел начальник штаба Василий Крикун с сотней красноармейцев во главе с Максимом Милешиным, отдавшим приказ никого не впускать и не выпускать. Сотня оцепила правление, и на просьбу Никиты Похно освободить отца Крикун сказал, что контрреволюционер не может быть освобожден. В разговор вмешался казак Тимофей Левченко и сказал, что раньше имел право судить общий сбор, а теперь не имеет. Стоявший там же с винтовкой красноармеец Спиридон Кречка, обращаясь к Левченко, произнес “Корниловец <…> твою мать”, и замахнулся винтовкой в его сторону. Левченко схватился за ствол винтовки, а командир сотни Милешин, обнажив шашку, кинулся к Левченко. Казаки начали просить его, чтобы не рубил. Поднялся шум, и член Совета Аврам Тиликин выстрелил из револьвера в толпу. Секундой раньше послышалась команда начальника штаба: «Стреляй», красноармейцы открыли огонь и  убили казаков Тимофея Литоша и Николая Малафия. После чего, арестовав казаков Никиту Похно, Дорофея Олиференко, Михаила Дзюбу, Степана Каратыша, Луку Иващенко, Кирилла Матвиенко и Тимофея Левченко, красноармейцы разогнали «несанкционированный митинг». 

Для расследования мятежа Совет народных депутатов станицы Марьинской образовал следственную комиссию под председательством Василия Похно. Допрошенные в комиссии член Совета Тиликин и командир роты Милешин объяснили по-своему обстоятельства гибели двух казаков, утверждая, что первыми выстрелили «из толпы». Комиссар Кулиш и начальник штаба Крикун в комиссию для дачи показаний не явились, сославшись на занятость.

Постановлением следственной комиссии Дмитрий Похно как участник контрреволюции был признан виновным в том, что «после свержения старого режима всегда шел против советской власти, эксплуатировал чужой труд, на каждом общем собрании призывал людей к поддержанию казачьего правительства и при занятии станицы корниловцами сам был участником арестов идейных людей -  борцов за свободу, называя их кучкой узурпаторов и бандой громил». В вину ему поставили и то, что он «как человек ученый, вместо того, чтобы просвещать людей, вводил их в заблуждение, будто революционные войска есть только в казачьем войсковом правительстве под командой Покровского».

Через несколько дней Дмитрий Похно бежал из-под стражи, но был пойман и вместе с казаками, арестованными 20 апреля (3 мая н.с.), доставлен в Екатеринодарскую тюрьму. Об их судьбе можно только догадываться. 

* В настоящее время станица Марьянская.


Статья написана по материалам книги «Течет вода Кубань-реки или 1918 Екатеринодар» (автор-составитель С.Р.Илюхин)

Краткие биографии действующих лиц:

Науменко Вячеслав Григорьевич [25.02.1883, ст. Петровская, Кубанского Казачьего Войска - 30.10.1979, Нью_Йорк, США] – кубанский казак. Генерал-майор. Окончил Николаевское кавалерийское училище и Академию Генерального штаба. Участник 1-й мировой войны, старший адъютант, исполняющий должность начальника штаба 1-й Кубанской казачьей дивизии (награжден боевыми орденами и Георгиевским оружием). Начальник полевого штаба командующего войсками Кубанской области с 28 ноября 1917 г. Участник 1-го Кубанского “Ледяного” похода Добровольческой армии, командир Корниловского конного полка с июня 1918 г., начальник 1-й Конной дивизии с ноября 1918 г. Походный атаман Кубанского Казачьего Войска с февраля 1919 г. После гражданской войны в эмиграции в Югославии и США (привез с собой регалии Кубанского Казачьего Войска и казачий архив). Кубанский войсковой атаман 1920-1958 гг.

Покровский Виктор Леонидович [14.09.1889, Нижегородская губерния - 8.11.1922, Кюстендил, Болгария] - генерал-лейтенант. Окончил Павловское военное училище, Севастопольскую авиационную школу. Участник 1-й мировой войны, летчик. После февраля 1917 г. штаб-офицер у адмирала Колчака, начальник штаба корниловской организации в Петрограде. Бежал из тюрьмы, на Кубани с 21 ноября 1917 г. Организатор добровольческого отряда. Участник боев у разъезда Энем в январе 1918 г., произведен Кубанской Радой в полковники, в марте 1918 г. в генерал-майоры Участник 1-го Кубанского “Ледяного” похода. Командир конной бригады, дивизии, корпуса. Отличался жестокими расправами над большевиками. После гражданской войны в эмиграции в Болгарии, убит советскими агентами.

Полуян Ян Васильевич (настоящее имя Яков, прозвище Полупьян) [9.10.1891, ст. Елизаветинская Кубанского Казачьего Войска - 8.10.1937, Москва] - кубанский казак. Большевик с 1912 г. Образование среднее. Учитель. Участник революции 1905-1907 гг. в Екатеринодаре. В 1915 г. арестован и приговорен к 5 годам каторги, освобожден в 1917 г. Председатель исполнительного комитета Екатеринодарского совета. Гласный городской думы. С января 1918 г. председатель Кубанского областного военно-революционного комитета и исполнительного комитета, в апреле - июле 1918 г. председатель Совета народных комиссаров Кубанской и Кубанско-Черноморской советских республик, комиссар внутренних дел. Член Реввоенсовета и начальник политотделов фронтов и армий. Один из руководителей расказачивания. В 1920 г. председатель Кубано-Черноморского областного ревкома, член областного комитета коммунистической партии (большевиков), Кавказского и Юго-Восточного бюро Центрального комитета партии, председатель Тверского губернского исполнительного комитета, член президиума Всесоюзного центрального исполнительного комитета, председатель Дальневосточного краевого исполнительного комитета. С 1931 г. начальник энергоуправления наркомата коммунального хозяйства РСФСР. Репрессирован и расстрелян.

Рогачев Федор Игнатович [?, Темрюк - 7.08.1918, ст. Белореченская Кубанского Казачьего Войска] - рабочий кирпичного завода, матрос. Большевик с 1917 г. Состоял под надзором полиции. В начале 1918 г. сформировал красный отряд в ст. Старо-Величковской, переименованный в 1-й Северо-Кубанский полк. Участник взятия Екатеринодара в марте 1918 г., участник подавления восстаний казаков Ейского и Таманского отделов. В июне 1918 г. при подходе Добровольческой армии, стремившейся отрезать таманские части красных от Екатеринодара, отходил с полком в район ст. Белореченской. Отравлен в ст. Северской (по традиционной версии врагами советской власти, по другой красными комиссарами, боявшимися его популярности).

24.04.2016

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru