1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Краснодра в камне и бронзе

А.О. Андреев:  «Деятельность Екатеринодарского охранного пункта (октябрь 1907 - март 1917 гг.)»

Отделение по охранению порядка и общественной безопасности было впервые создано в С.-Петербурге в 1866 году, после покушения Каракозова на императора Александра II. В 1880 году были созданы охранные отделения в Москве и Варшаве и с этого же времени они перешли в непосредственное подчинение Департаменту полиции Министерства внутренних дел Российской империи. В этом же году было образовано Кубанское областное жандармское управление (по одним данным 24 мая, по другим 2 ноября) (1).

Положением от 14 декабря 1906 года были учреждены районные охранные отделения, а в ряде городов, в отличие от охранных отделений, создаются более мелкие подразделения – охранные пункты. Прежде всего, они были организованы в местах, отдаленных от центра, там, где в этот период наблюдался рост оппозиционных настроений среди населения. Кроме того, одной из причин их создания было желание Департамента полиции усилить политический розыск, так как к этому времени, на фоне нарастающего революционного движения, была видна несостоятельность многих Губернских жандармских управлений. Первые охранные пункты были учреждены в Благовещенске, Хабаровске, Пензе, Гомеле, Владикавказе, Батуми. Охранные пункты создавались циркулярами Департамента полиции и подчинялись Особому отделу Департамента (2). 

Действовали охранные отделения и охранные пункты Российской империи   на основании «Положения об охранных отделениях» от 9 февраля 1907 года, утвержденного Председателем Совета Министров и Министром внутренних дел  П.А. Столыпиным (3).

Екатеринодарский охранный пункт был образован на основании секретного распоряжения помощника по гражданской части наместника на Кавказе сенатора и тайного советника И.В. Мицкевича от 8 октября 1907 года № 9215 (4).  Данным распоряжением предписывалось состоявшему при нём для поручений Отдельного корпуса жандармов полковнику Федору Андреевичу Засыпкину, получив деньги на первоначальные расходы выехать в Екатеринодар для организации охранного пункта и руководства им до особого распоряжения.

Организационные мероприятия заняли около трёх недель. Охранный пункт, как и квартира полковника Ф.А.Засыпкина, расположился по адресу ул. Котляревского, 72  помещение было телефонизировано, около него был выставлен полицейский пост. Своим рапортом от 3 ноября 1907 года полковник   Ф.А.Засыпкин уведомил  помощника по гражданской части Наместника на Кавказе, что «Екатеринодарский охранный пункт притупил к своей деятельности» (5).

Открытие Екатеринодарского охранного пункта (ЕОП) было обусловлено резким обострением социальной борьбы на территории Кубани и Черноморской губернии с конца 1905 года. В течение этого года Кубанским областным жандармским управлением (КОЖУ) было возбуждено 171 дознание, по которому было привлечено к ответственности 247 обвиняемых (абсолютный показатель за все годы существования КОЖУ в 1880-1917гг.). С 3 января 1906 года вся Кубанская область перешла на военное положение (сохранялось до июля 1909 года). Расходы «на секретные нужды» в области в 1906 году возросли в 3 раза, однако террор на Кубани продолжал разрастаться. Только за 1907 год анархисты и эсеры совершили более 10 убийств представителей власти. Так, утром 21 сентября 1907 года,  на углу улиц Красной и Графской (ныне Советской) выстрелами в упор был убит правитель канцелярии начальника Кубанской области С.В. Руденко, двумя месяцами ранее был застрелен помощник полицмейстера Г.С. Журавель, в этот же день начальник КОЖУ М.И. Воронин заявил начальнику области, что «при существующих условиях я бессилен в борьбе с революционерами и что единственным средством подавления считаю учреждение охранного отделения» (6).   

Екатеринодар. Улица Красная

Екатринодар. Улица Красная

Почтовая открытка издательства Товарищества К.П. Фото А.Д. Ермакова.

8 октября 1907 года наместник императора на Кавказе генерал-адъютант, граф И.И. Воронцов-Дашков «соизволил признать необходимым учредить в г. Екатеринодаре Розыскной Пункт для обслуживания Кубанской области и Черноморской губернии, поручив его организацию и первоначальное руководство полковнику Засыпкину» о чем в тот же день и было издано секретное распоряжение помощника наместника по гражданской части И.В. Мицкевича №9215. Начальнику КОЖУ предписывалось передать всю секретную агентуру в Екатеринодаре и Новороссийске Ф.А. Засыпкину, который должен был «служебную свою деятельность сообразовывать с инструкцией Департамента полиции для Охранных отделений в Империи».

В задачу ЕОП входил политический розыск и наблюдение за членами различных политических партий и движений: российских, международных и иностранных имевших свои организации в России,  внедрение своей агентуры в их среду, предупреждение террористической и антиправительственной деятельности. Проводилось наблюдение за учащейся молодежью и учебными заведениями, клубами, обществами, массовыми мероприятиями, в том числе концертами, публичными лекциями, любыми съездами и т.п. наблюдение за различными группами населения на предмет выявления их благонадежности, в том числе и лиц, состоящих на государственной службе.

В сферу деятельности  Екатеринодарского охранного пункта входили: социалдемократы,  социалисты-революционеры,  анархисты,  анархисты-коммунисты, крестьянский союз, трудовая партия,  народные-социалисты, армянская партия «Дашнакцутюн», грузинская партия социалистов-федералистов,  мусульманские партии «Дфай» и «Мудафак», екатеринодарская группа Украинской партии, еврейские и масонские организации,  персидское революционное сообщество,  профсоюзы, типографии, частные газеты и издательства и ряд других организаций  (7).

Все подразделения КОЖУ были обязаны оказывать всяческое содействие заведующему пунктом, безотлагательно исполнять его служебные требования, а также своевременно сообщать все поступающие в распоряжение управления сведения, касающиеся компетенции ЕОП.

Заведующий ЕОП постоянно контактировал с начальником Кавказского районного охранного отделения, обменивался с ним получаемыми сведениями. В случае необходимости они передавали друг другу наблюдаемых ими лиц. Для производства следственных действий, арестов, обысков, осмотров, выемок и осуществления «ликвидаций» привлекался личный состав КОЖУ. Никакие следственные действия, планируемые органами прокурорского надзора и жандармского управления, не могли осуществляться без предварительного на то согласия начальника КОЖУ и заведующего ЕОП.

На содержание охранного пункта заведующий получал от Департамента полиции определенную сумму авансом на квартал, а отчитывался о расходах перед Департаментом ежемесячно. Кроме того, он отчитывался о проделанной работе перед начальником Кубанской области лично или через начальника КОЖУ.

Заведующий ЕОП имел канцелярию, в которой велись журналы входящих и исходящих документов с подробным их содержанием. Делопроизводство осуществлял частично сам, частично через письмоводителя. Все дела текущей переписки после 2 лет сдавались на хранение в жандармское управление (8).

Штатная численность служащих Екатеринодарского охранного пункта, кроме заведывающего полк. Ф.А.Засыпкина, к апрелю 1908 года составляла 7 человек, к августу 1908 года возросла до 11, а на июнь 1909 года штат Екатеринодарского охранного пункта, кроме заведывающего и секретной агентуры состоял из 13 человек, в том числе: зав. наружным наблюдением,  письмоводителя, филеров, полицейского надзирателя, жандармских унтер-офицеров и сторожа. Численность секретных сотрудников ЕОП колебалась в пределах 6-10 человек (9). 

Все секретные сотрудники охранного пункта имели «клички»,  под которыми фигурировали в большинстве документов. Некоторые  имели по несколько паспортов на разные имена и фамилии.  Эти сотрудники принадлежали к самым различным слоям общества, вероисповеданиям и национальностям. Зачастую агентами и информаторами становились бывшие «политические», перевербованные охранной службой, либо самостоятельно предлагавшие свои услуги по материальным соображениям.

Качественный состав агентуры был не однороден. Были агенты в течение многих лет доставлявшие ценные сведения, легко внедрявшиеся в революционную и преступную среду, обладавшие даром расположить собеседника и артистическими способностями: такие сотрудники ценились и передавались из одного региона в другой. С другой стороны, были не редки случаи, когда свои услуги предлагали лица, получавшие деньги, но дававшие не подтверждавшуюся или пустую информацию, опустившиеся  и психически ненормальные люди. От таких агентов немедленно избавлялись и давали ориентировки на них в другие места, чтобы коллеги оказывались от их услуг, когда они их будут предлагать (10). 

Иногда приходилось избавляться и от ценных сотрудников, которые в силу психологического склада начинали переоценивать свои заслуги: так секретный сотрудник Семен Шаймурзин, кличка «Оренбургский», татарин по национальности, свободно владел 5 языками и легко выдавал себя за поляка, латыша или еврея, но после нескольких лет работы был уволен за шантаж руководства.

Информация в охранный пункт также поступала анонимно и от разовых информаторов, причем помощь невсегда мотивировалась желанием получить денежное вознаграждение: некоторые были  идейно настроены против подрывных элементов расшатывавших устои государства и помогали охранной службе и жандармскому корпусу безвозмездно.

Сотрудники, состоявшие в штате, кроме месячного жалования получали суточные деньги за дежурства и наградные к государственным и крупным православным праздникам. Среднемесячная заработная плата филеров и других сотрудников (без наградных) колебалась от 15-20 до 75 рублей в месяц, поскольку одни были унтер-офицерами или не имеющими чина, а другие дослуживались до классных чинов губернского секретаря и выше. Секретные сотрудники и агентура получали  под расписки индивидуально оговоренное вознаграждение  или разовые выплаты за конкретную информацию.  Секретным агентам платили от 20 до 60 рублей в месяц, а разовым информаторам по 3-5 рублей за информацию (11).

Для встреч с агентурой охранный пункт постоянно содержал конспиративную квартиру. Личный состав и постоянные секретные агенты в качестве табельного оружия имели револьверы различных систем (в основном «смит и вессон» и «бульдог»), кроме того в самом пункте имелось несколько ружей и запас патронов к ним (12).

Организация Екатеринодарского охранного пункта и назначение на эту должность такого специалиста, как Ф.А.Засыпкин, начавшего сразу вести активную борьбу со всевозможными группами, прежде всего анархистов и эсеров,  оказались полностью оправданными. Через два дня после начала работы 5 ноября 1907 года была ликвидирована анархистская группа с неожиданным названием «Ленин», 7 ноября ликвидирована группа «Кровавая рука». Всего к концу 1907 года было арестовано 48 членов различных групп анархистского толка. Практически были ликвидированы почти все группы террористической направленности, изъято большое количество оружия, боеприпасов, типографские шрифты и т.п. (13)

В 1908 году ЕОП продолжал очищать Екатеринодар от революционно-уголовных групп и террористических организаций. Оперативная обстановка еще долгое время продолжала оставаться сложной, ликвидация групп часто заканчивалась перестрелками, но постепенно революционная волна шла на убыль.

В работе ЕОП неоднократно возникали трениями с коллегами. Ф.А.Засыпкин предполагал сделать городскую полицию своего рода фактически «филиалом» охранки, чему постоянно противодействовал полицмейстер Д.С. Захаров, пытаясь взять на себя не свойственную ему функцию политического сыска, что вызывало справедливые возмущения Ф.А.Засыпкина. Не было и взаимопонимания с начальником КОЖУ М.И.Ворониным,  человеком бесталанным и вздорным, зачастую только мешавшим в работе. С помощью Тифлисского ГЖУ, курировавшего весь Кавказ, удалось отправить М.И.Воронина  в отставку 15 июля 1908 года (правда с почетом и присвоением чина генерал-майора).

Екатеринодарский охранный пункт как самостоятельный орган просуществовал до ноября 1908 года, когда влился в Кубанское областное жандармское управление как, своего рода, особый, оперативно-агентурный отдел. Полковник Ф.А.Засыпкин был отозван обратно в Тифлис, а руководство ЕОП с этого времени перешло непосредственно к начальнику КОЖУ. Управление стало вновь выполнять оперативно-розыскные функции наряду с уголовно-процессуальными.

Организатор Екатеринодарского охранного пункта полковник Фёдор Андреевич Засыпкин,  руководивший им до ноября 1908 года, родился  в дворянской семье 27 августа 1867 года, образование получил в кадетском корпусе и 2-м Константиновском военном училище, по окончании которого 07.08.1885 г. был выпущен подпоручиком в Ковенскую крепостную артиллерию. Произведен в поручики 07.08.1889 г. В 1894 году перешел на службу в Отдельный корпус жандармов адъютантом Киевского губернского жандармского управления: штабс-ротмистр (30.08.1894г.), ротмистр (06.12.1895г.). С 1896 года служил на Кавказе: в  Армавирском отделении Владикавказского жандармского управлении железных дорог, в г. Ахалцихе Тифлисской губернии  и с 1904 года в Тифлисском губернском жандармском управлении. 26.02.1906 г. произведен в подполковники и 17.04.1906 г. назначен штаб-офицером для поручений при помощнике наместника на Кавказе по гражданской части и уже через три месяца 17.07.1906 г. за отличие произведен в полковники. Имел к этому времени уже большой опыт успешной работы против эсеров, РСДРП и антирусски настроенных националистических движений Закавказья.

В октябре-ноябре Ф.А.Засыпкин  организовал и возглавил Екатеринодарский охранный пункт. После Екатеринодара вернулся в Тифлис, где с 25.11.1908 года служил Тифлисским полицмейстером,  06.12.1912 г. был произведен в генерал-майоры. С 19.08.1914 г. Ф.А.Засыпкин служил начальником Сухумского округа и Су¬хумского окружного по воинской повинности присутствия, одновременно занимаясь общественной деятельностью: был председателем Сухумского отделения попечительного о тюрьмах комитета, председателем педагогического совета Сухумской горской школы и членом епархиального училищного совета Сухумской епархии. Вышел в отставку 20.08.1916 года, но продолжал исполнять свои общественные обязанности до начала 1917 года (14).

После Ф.А.Засыпкина с ноября 1908 года Екатеринодарским охранным пунктом руководил исполнявший с 18 июля 1908 года  должность начальника Кубанского областного жандармского управления подполковник Константин Михайлович Шебеко, передавший 23-24 июня 1909 года дела своему помощнику ротмистру Ивану Ефимовичу Тарасову,  временно исполнявшему должность в течение полугода. В декабре 1909 года дела принял назначенный на должность ещё 24 июня 1909 года начальник Кубанского областного жандармского управления полковник Александр Николаевич Тихобразов «из дворян Санкт-Петербургской губернии», руководивший жандармским управлением и охранным пунктом до своей смерти в начале  декабря 1915 года. С декабря 1915  по 18 марта  1917 года охранным пунктом руководил начальник Кубанского областного жандармского управления полковник  Евгений Геркуланович Белинский (15).

После Февральской революции 1917 года в России повсеместно происходил разгром органов политического сыска. Революционеры буквально стирали с лица земли охранные отделения, арестовывали их сотрудников, ряд из которых были впоследствии расстреляны. 11 марта 1917 года Временное правительство упразднило Департамент полиции, вывело всех его сотрудников за штат и образовало Особую комиссию по ликвидации дел политического характера. 19 марта 1917 г. был ликвидирован Отдельный корпус жандармов (16).

Вместо Департамента полиции было образовано Временное управление по делам общественной полиции и обеспечению личной и имущественной безопасности граждан, затем преобразованное в Главное управление по делам милиции, в задачу которого входило создание и руководство новой милицией, обеспечение личной и имущественной безопасности граждан,  а также пенсионное обеспечение бывших полицейских чинов. Хотя политический сыск был официально ликвидирован, в управлении проводился сбор и обобщение материалов о крестьянском и рабочем движении, деятельности партий и общественных организаций. С июня 1917 г. эта работа была сосредоточена в Осведомительном отделе Главного управления по делам милиции, которое довольно охотно принимало к себе на службу чинов бывшего Департамента полиции (17).

Кубанское окружное жандармское управление и Екатеринодарский охранный пункт прекратили своё существование 18(31) марта 1917 года. Официально в России охранные отделения были упразднены Временным правительством 10 мая 1917 года.  Часть дел Екатеринодарского охранного пункта была уничтожена по распоряжению Е.Г. Белинского ещё до его ареста (18).

На государственное хранение документы архивного фонда «Екатеринодарский охранный пункт» поступили   12 октября 1920 года. На дела была составлена опись  в количестве 122 ед.хр. (19).

В период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. фонд находился в эвакуации в городе Челкар  Актюбинской области в Казахстане, где 50 дел фонда (в том числе документы за последние 3 года работы пункта) были утрачены из-за невозможности обеспечения условий хранения документов (20).

До сентября 1988 года фонд находился на секретном хранении. 20-27 сентября 1988 года дела были сняты с секретного хранения и переданы в хранилище на общее хранение (21).

На 01.01.2011 года на государственном хранении в архивном фонде 586 «Екатеринодарский охранный пункт» значатся 72 ед.хр. за 1907-1914 годы, которые достаточно полно отражают деятельность Екатеринодарского охранного пункта за этот период его деятельности (22).

Состав архивного фонда «Екатеринодарский охранный пункт» представлен следующими документами:

  • документы об организации Екатеринодарского охранного пункта, 
  • документы о финансировании его деятельности и подборе личного состава, 
  • списки личного состава, 
  • агентурные донесения, 
  • характеристики агентов и штатных сотрудников,
  • отчеты агентуры о работе; 
  • переписка с Департаментом полиции МВД, Особым отделом и канцелярией наместника в Тифлисе, жандармскими и полицейскими управлениями Кубанской области, атаманами станиц и другими учреждениями по вопросам деятельности охранного пункта; 
  • циркуляры Департамента полиции о деятельности политических партий и общественно-политических движений; 
  • уставы, программы, воззвания, прокламации, листовки, решения съездов, копии писем и анализ деятельности различных политических партий и профсоюзов; 
  • документы и переписка о разрешении местожительства в Кубанской области различным лицам, по политическим и уголовным делам; 
  • документы о розыске различных лиц и документов, протоколы обысков и задержаний; 
  • списки разыскиваемых лиц с их приметами и списки лиц, розыск которых прекращен; 
  • списки рабочих и служащих различных предприятий г. Екатеринодара, документы о работе типографий, закрытии и аресте газетных изданий и конфискации отдельных номеров и ряд других документов.

Андреев Алексей Олегович,
главный специалист ГУ "Крайгосархив"
 

Литература.

  1. ГАКК. Ф. 583. Оп.1. Д.1168. Л.11; Управление ФСБ России по Краснодарскому краю. Без грифа «Секретно». Из истории органов безопасности на Кубани.  Краснодар.2005. С.15
  2. Перегудова З.И. Политический сыск России (1880–1917 гг.). М., 2000. С. 121.
  3. ГАКК. Ф. 586. Оп.1. Д.1. Л. 44,
  4. ГАКК. Ф. 586. Оп.1. Д.1. Л.1-3,5
  5. ГАКК. Ф. 586. Оп.1. Д.1 Л.2, 4-11
  6. Сирица И.В. борьба с терроризмом на Кубани в начале XX века//Вестник Южно-Российского отделения Международной академии высшей школы.2001.№ 1 (3); Невский С.А., Карлеба В.А., Сирица И.В. Органы охраны правопорядка и безопасности на Кубани (вторая половина XIX  - начало  XX века) Краснодар. 2003
  7. Там же
  8. Без грифа «Секретно». Из истории органов безопасности на Кубани. Книга 2. Краснодар. 2007. С.34-35
  9. Там же С.36-38
  10. ГАКК.  Ф. 586. Оп.1. Д. 2, 30,31,42, 43
  11. ГАКК.  Ф. 586. Оп.1. Д.  29, 30
  12. ГАКК.  Ф. 586. Оп.1. Д.  2, 29, 30,31, 42,43
  13. ГАКК.  Ф. 586. Оп.1. Д. 2
  14. Невский С.А., Карлеба В.А., Сирица И.В. Органы охраны правопорядка и безопасности на Кубани (вторая половина XIX  - начало  XX века) Краснодар. 2003
  15. ГАКК.  Ф. 586. Оп.1. Д. 30. Л.40-53; Ф.Р-583.Оп.1.Д. 1069; Кавказский календарь на 1897, 1899, 1902, 1904, 1905,1912-1917 гг. Тифлис. 1897, 1899, 1902, 1904, 1905,1912-1917; Список генералам по старшинству на 10.07.1916. Петроград.1916; Егоров Н.Д. русский генералитет накануне Гражданской войны. (Материалы к биографическому справочнику).  М. 2004
  16. ГАКК.  Ф. 586. Оп.1. Д. 30. Л.40-53; Ф. 583. Оп.1. Д. 837. Л. 2; Кубанский календарь на 1909-1916 гг. Екатеринодар.1909-1916; Невский С.А., Карлеба В.А., Сирица И.В. Органы охраны правопорядка и безопасности на Кубани (вторая половина XIX  - начало  XX века) Краснодар. 2003. С.137
  17. Невский С.А., Карлеба В.А., Сирица И.В. Органы охраны правопорядка и безопасности на Кубани (вторая половина XIX  - начало  XX века) Краснодар. 2003. С.192-193
  18. ГАКК. Дело фонда. Л. 2-8; Управление ФСБ России по Краснодарскому краю. Без грифа «Секретно». Из истории органов безопасности на Кубани. Книга вторая. Краснодар.2007. С.38
  19. ГАКК. Дело фонда. Л. 9-15
  20. ГАКК. Дело фонда Л.10-21
  21. ГАКК. Дело фонда Л.24-25
  22. ГАКК. Учетный лист фонда 586

09.04.2011

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru