1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Краснодра в камне и бронзе

Алексей Олегович Андреев:  «ГУБЕРНАТОР НОВОРОССИИ»

ГУБЕРНАТОР НОВОРОССИИ

     Имя Эммануила Осиповича де Ришелье, одного из главных создателей Новороссийского края, принадлежит к числу легендарных на всем Черноморском побережье и, особенно в г. Одессе. Оно неоднократно упоминалось и в художественной литературе и в кинематографе (после фильма «Два товарища» с Марком Бернесом о «почетном гражданине города Одессы отлитым в бронзе» узнала вся страна). Писали о нем и дореволюционные «Кубанские областные ведомости» и нынешние краеведы, правда, делая зачастую ошибку в его имени. Часто его титул «дюк», что по-французски означает герцог, пишут с прописной буквы как имя собственное и эта ошибка повторяется уже более ста лет.
     Арман Эммануэль Софи Септимани дю Плесси герцог де Ришелье, а так же обладатель еще многих громких титулов (князь де Мортань, герцог де Фронзак, маркиз де Понкурле и т.д.)  появился на свет 25 сентября 1766 года в одной из знатнейших семей Франции, на протяжении более двухсот лет игравшей видную роль, как во французской, так и в европейской политике. Приобретение предками будущего губернатора Новороссии всех своих титулов, богатства и влияния столь необычно и невероятно, что стоит остановится на его генеалогии.
     На картах средневековой Франции, в провинции Пуату, между небольшими городками Бресвир и Монкутан можно отыскать маленькую деревеньку Курлей. Основана она была в ХУ веке неким Жаном Вениро числившимся по крестьянскому сословию, но происходившему из семьи потомственных разбойников добывавшими средства к существованию на больших дорогах от Бретани до Пиринейских гор. Вениро и его потомки официально занялись коневодством не оставляя однако, и традиционный семейный промысел. Правнук Жана, Рене, в годы гугенотских войн сделал решительный и судьбоносный для всего клана Вениро шаг. Он связал свою судьбу с войском Генриха Наварского, проявив при этом недюжинные военные таланты и верность сюзерену. Когда в 1589 году Генрих стал королем, Рене был щедро вознагражден: потомок разбойников и конюхов получил дворянскую приставку де и стал камергером короля.
    Для упрочения своего положения смекалистый Рене женится на богатой вдове Франсуазе дю Плесси, приобретая ее состояние. Но не это главное! Для дальнейшей генеалогической перспективы потомков Вениро важно не богатство вдовы, а то, что она была дочерью благородного кавалера Франсуа де Ришелье. Ришелье были славным, но обедневшим родом, поэтому единственный брат Франсуазы – Арман Жан де Ришелье избрал духовную карьеру. В 22 года он стал уже епископом, в 1622 году кардиналом, а через два года первым министром короля и фактическим правителем Франции на 20 лет при безвольном Людовике Х111. Но по своему сану кардинал не мог жениться и, следовательно, иметь детей. Поэтому его благодеяния сыпались на родственников его сестры – разбойник Рене Вениро стал маркизом и получил чин генерала галер. Но больше всех, просто сказочно, повезло старшему сыну Рене и Франсуазы – Арману Жану де Вениро: по завещанию бездетного кардинала к нему переходил герцогский титул и все состояние первого министра: земли, дома, богатейшие коллекции, рента, слитки золота – всего более 20 миллионов ливров (в королевской казне на тот момент было поменьше). С этого момента фамилия Вениро в истории клана исчезает и утверждается дю Плесси де Ришелье де Фронзак (по наименованию герцогства Фронзак).
     Следующим представителем Ришелье, о котором можно прочесть во всех европейских энциклопедиях, включая нашего Брокгауза, был двоюродный внук кардинала и дед Одесского «дюка» Луи-Франсуа третий герцог де Ришелье, проживший весьма бурные 92 года – человек, состоявший из талантов и пороков. Луи был другом короля Людовика ХУ, его первым камергером, маршалом Франции, почетным гражданином Генуи, губернатором нескольких провинций и участником девяти военных компаний, где на полях сражений стяжал славу Франции. Карьера Луи началась с камеры в Бастилии (1711), причем приказ о его заключении был выхлопотан у короля его отцом в виду ранних и громких любовных похождений молодого человека. Первый арест закончился через 14 месяцев. Второй раз ворота Бастилии распахнулись перед Луи в 1716 году, после убийства им на дуэли графа Гасе. В третий раз стены крепости принимают Луи-Франсуа в 1719 году за участие в заговоре против регентов, а затем следует ссылка в Конфлан. В 1725-1729 он посол в Вене, а затем следует военная карьера, и он одерживает ряд блестящих побед в войнах за австрийское наследство и в семилетней войне. Ришелье отнимает у англичан Минорку, в 1757 году принуждает герцога Кумберлендского заключить конвенцию в Клостер-Цевене. Однако в следующем году из-за производимых его армией грабежей, вызывавших возмущение в европейском общественном мнении, был отозван из Ганновера и больше уже ни к командованию войсками, ни к активной политике не допускался. Его личная жизнь и похождения были притчей во языцех не только в высшем свете, но и во всей Франции. Уже после его смерти, во время французской революции в 1793 году, были изданы его мемуары – когда казалось бы кому какое дело до воспоминаний представителя аристократии – настолько был высок интерес обывателя к его проделкам. К слову, с именем Луи-Франсуа связано происхождение продукта, без которого теперь немыслима европейская кухня. Когда Ришелье защищал осажденный англичанами город Маон, из продуктов у гарнизона оставались только яйца и оливковое масло. И солдаты, и Ришелье уже смотреть не могли на яичницу, тогда повар герцога проявил находчивость: он тщательно растер яичные желтки с сахаром и солью и смешал все с оливковым маслом. Ришелье и его солдаты были в восторге. Так появился замечательный соус, названный по имени осажденного города – «маонским соусом» или «майонезом».
     На четвертом герцоге де Ришелье, отце будущего градоначальника Одессы, природа по части государственных и военных талантов отдыхала, что правда не мешало его карьерному росту – многие высшие должности для семьи Ришелье становились, чуть ли не наследственными. Единственное, что унаследовал отец «дюка» от дедушки Луи, это страсть к любовным похождениям. Разница заключалась в том, что дед ограничивался многочисленными великосветскими любовницами, которые из-за него случалось, дрались даже на дуэлях. Сын же был в этом вопросе более демократичен, не оставляя своим вниманием представительниц прекрасного пола всех сословий французского королевства. Маршал терпеть не мог своего бездарного сына и обожал своего единственного внука. «У Армана все мои достоинства и ни одного из моих пороков», - восторженно говорил Луи-Франсуа. Впрочем, бывали при общении с внуком и вспышки гнева, которые с точки зрения педагогики не могут быть одобрены. Однажды, после большого карточного выигрыша у короля дедушка Луи подарил внуку 40 луидоров. Недели через две он встревожился: верно, малыш Арман сидит без гроша? Честный внук изумился: как без гроша, сорок луидоров? Маршал в бешенстве швырнул деньги нищему за окно «до чего я дожил – мой внук не истратил сорока луидоров за две недели!».
     К счастью для маленького Армана влияние деда и отца на него было достаточно ограничено. Его мать графиня Шинон умерла вскоре после родов от грудной болезни. Он был поручен ее сестрам маркизе де Несль и графине де Ростиньяк. Но особенно сердечно его воспитанием занималась сестра его отца Софи Септимани де Ришелье графиня де Эгмон-Пинатели. Это была одаренная женщина, в число друзей которой входили Вольтер и Монтескье. Она в основном и сформировала характер Армана, основными чертами которого были честность и доброта. Детство Армана Эммануэля закончились рано. В 15 лет дед и отец женили его на 13-летней дочери и единственной наследнице герцога Рорешуара. По поводу мотивов этого брака мнения исследователей расходятся. Одни считают, что дед и отец решили поправить пошатнувшееся материальное положение семьи, другие указывают, что  в это время состояние Ришелье все еще приносило 500 тысяч ливров годового дохода. Впрочем, то, что для одного может показаться сказочным богатством – для другого порог бедности: все зависит от привычки и потребности тратить. Несчастье Армана заключалось в том, что невеста была уродлива, как смертный грех: кроме некрасивого лица, горб на груди и горб на спине. Когда тридцатью годами позже Ришелье представил в Париже свою жену императору Александру 1, то Александр Павлович, искренне любивший Ришелье, был в ужасе: «Что за урод, Господи, что за урод!» - сочувственно говорил он приближенным. Правда, брак был своеобразный. В вечер бракосочетания новобрачный отправился в свадебное путешествие один. Вернувшись через полтора года, сделал жене визит и опять уехал. Так продолжалось почти всю жизнь супругов. Эмиграция разлучила их на долгие годы. По словам родных, герцог и герцогиня уважали друг друга, но ничего кроме уважения между ними не было.
     В 17 лет Арман Эммануэль был представлен ко двору, а в 19 получил высокое звание первого камергера двора. Хотя эта должность переходила от одного Ришелье к другому, но полученная в таком юном возрасте вызвала ропот в Версале. Популярностью в придворной среде молодой Ришелье, а тогда еще граф Шинон не пользовался.  Он тоже не любил высший свет. Ришелье много путешествовал, читал, изучал иностранные языки (впоследствии он совершенно свободно говорил по-русски). По военной службе он числился сначала в драгунском, затем гусарском полку. Разумеется, военная карьера его шла также весьма успешно: не следует думать, что 25-летние генералы появляются только в пору революции..
     Вскоре после Французской революции 1789 года Ришелье бежит в Россию. Поступив на русскую службу,  он сразу отправляется в действующую армию волонтером, поскольку шла война с турками. На войне, несмотря на молодость, показывает отличное знание военного дела и личную храбрость. Особенно отличается Ришелье при взятии Измаила, и это было отмечено великим Суворовым. В 25 лет Ришелье получает боевые ордена и чин генерал-лейтенанта русской армии. В 1791 году он выезжает с секретным поручением Екатерины 2-й во Францию, где встречается с Людовиком ХУ1 и затем тайно отправляется в Вену, добиваться скорейшего начала интервенции европейских держав для подавления революции. Участвует в неудавшейся попытке вывоза королевской семьи из Франции, ведет дипломатическую игру между австрийским и прусским двором имея при этом полномочия от Екатерины 2-й, воюет в войсках коалиции против революционной Франции.
     В 1795 году Ришелье возвращается в Россию и несколько лет служит в Петербурге, одновременно являясь посредником между русским двором и двором Людовика ХУ111, находившегося несколько лет в России. В 1803 году он назначается первым градоначальником города Одессы. Ришелье значительно благоустроил Одессу, проложив улицы, построив большие каменные здания, отстроил порт. Многие поколения одесситов два столетия с благодарностью отзываются о герцоге, одна из старых улиц в Одессе сохраняет название Ришельевской, а его памятник работы И.Мартоса, возвышающийся над Потемкинской лестницей, является одним из символов города. В 1805 году Ришелье одновременно с должностью Одесского градоначальника становится и генерал-губернатором Новороссийского края, куда входила и Черномория. На губернаторском посту проявил себя как выдающийся администратор, активно работавший над скорейшим заселением и хозяйственным освоением Северного Причерноморья. Ришелье много сделал для развития торговли, особенно русско-французских торговых связей, привлекал в Новороссию иностранных колонистов.
     Как губернатор, Ришелье постоянно занимался вопросами нашего края и Черноморского войска. По его инициативе были укреплены кордоны, основаны войсковая суконная фабрика и конный завод. Он содействовал переселению в Черноморию 25 тысяч малороссийских казаков. Герцог трижды побывал на Кубани и в Екатеринодаре в 1805, 1807 и 1809 годах. Причем два последних приезда не обошлись без событий, произведших на него сильное впечатление.
     Во второй приезд губернатора в Черноморию в июне 1807 года, на Кубани,  как  и в нынешнем году, наблюдался сильный разлив рек. Дорога от Тамани на Екатеринодар, большей частью, оказалась под водой. Ришелье писал об этом путешествии: «В некоторых местах лошади должны были плавать… Проехав по воде более 80 верст, видел я, что вообще по сей дороге находится рыба, которую на дороге же проезжающие убивают и которой, судя по тому, должно быть в камышах великое множество. А между Копылом и Курками… появляется неокрылатевшая саранча, которая по причине разлития вод удерживается на камышах в таком количестве, что водяное растение не представляет другого вида, кроме вида саранчи… Продолжая путь мой далее к Екатеринодару. видел я, что кубанские берега большей частью низки, болотны и камышом заросшие… Видел довольно многолюдные селения. Жители, обзаведшиеся домами и хозяйством, представляют уже не то странное общество, какое прежде в Запорожской Сечи составлено было. Казаки, поступившие в сформированные полки, - люди самые видные, крепкого сложения и хотя разноцветно, но пристойно одеты. Офицеры большей частью молодые, старающиеся друг перед другом себя отличать…». В Екатеринодаре губернатор осмотрел лазарет, магазины для хранения запасов зерна, войсковую канцелярию и всем остался доволен, отметив, однако, что в войсковом граде не хватает двухклассного училища.
     Последний приезд Ришелье на Кубань чуть не закончился трагически. В июне 1809 года русские войска в очередной раз заняли Анапу. Цель экспедиции состояла в том, чтобы прервать отношения турок с горцами и постараться привлечь последних к мирным отношениям и торговле с Россией. В августе Ришелье прибывает в Анапу, куда приглашаются князья и старейшины. Генерал-губернатор, постаравшись разъяснить позицию правительства и внушить горцам благие намерения, отправился по делам в Екатеринодар. Однако увещевания оказались тщетны. Более того, черкесы решили захватить губернатора на обратном пути из Екатеринодара в Тамань. Как показали потом взятые пленные, для захвата был послан отряд из 300 человек, которые, тайно переправившись через Кубань, залегли на правом берегу реки Давыдовки, у брода, где проходила большая Екатеринодарская дорога, в густых зарослях камыша. Отряду было дано распоряжение захватить в плен для выкупа Ришелье и сопровождавшего его начальника квартирмейстерской части полковника Венансона, а остальную свиту с конвоем истребить.
     Дела и смотр войскам, задержали Ришелье в Екатеринодаре намного дольше, чем он предполагал. В обратный путь губернатор выехал только 4 сентября в середине дня и заночевал в крепости Копыл. Рано по утру 5 числа, для оповещения русских постов о его проезде был послан верховой казак. Черкесы, уставшие от ожидания и истощившие к тому времени свои съестные припасы, бросились на этого казака, с целью узнать, не изменил ли губернатор маршрут и не отправился ли вместо Тамани в Ростов или Новочеркасск. Казак оказался проворен и конь под ним был добрый, он увернулся от нападавших и поскакал в Калаузский редут, подняв тревогу. Когда показалась часть горцев, преследовавших казака, с редута по ним ударили из орудия, а затем хорунжий Иваненко с 70-ю казаками, приготовленными для сопровождения губернатора, бросились в атаку, обратив противника в бегство. Увидев бегущих товарищей, сидящие в камышах пришли в замешательство. В это время прибывший в редут Ришелье, узнав о случившемся, выслал на подмогу еще 70 казаков бывшего при нем конвоя и, переменив лошадей, сам со свитой тронулся следом. Отряд черкесов  был частично уничтожен, частично рассеян. Большое количество попало в плен, в том числе и командир отряда, которого пленил хорунжий Иваненко, сбив ударом канчука по голове. Ришелье встретился с храбрым хорунжим, поблагодарил за службу и отправился далее, благополучно прибыв в тот же день в Тамань.
    В 1814 году, после реставрации Бурбонов, Ришелье возвращается во Францию. В  сентябре 1815 года, после падения Талейрана, по настоянию Александра 1 становится председателем совета министров и министром иностранных дел страны. Тесно связанный с Петербургом, он вел пророссийскую политику во Франции в противовес британскому давлению на французский двор. Во внутренней политике противодействовал дворянско-клерикальной реакции, распустил так называемую «бесподобную палату». Благодаря поддержке российского императора Ришелье сумел смягчить для Франции некоторые статьи Парижского мирного договора, а самое главное, снизить сумму контрибуции в пользу стран-победительниц с 1390 миллионов франков, до 240. На Ахенском конгрессе «Священного союза»,  опираясь по прежнему на поддержку России, Ришелье добился прекращения оккупации Франции союзными войсками. Несмотря на успехи своей политики, под напором ультрароялистов, вынужден был в декабре 1818 года уйти в отставку. Вновь был призван возглавить правительство в феврале 1820 года, на другой день после убийства герцога Беррийского и возникшего правительственного кризиса. В период своего второго прихода к власти, не имея большинства в парламенте, вынужден был лавировать между либералами и крайне правыми. Под напором последних, в декабре 1821 года снова уходит в отставку и вообще отходит от политики. Этому способствовало также резко ухудшившееся, несмотря на еще не старый возраст, здоровье. Через полгода, 17 мая 1822 года на 56-м году жизни, Арман Эммануэль дю Плесси де Ришелье скончался. Он ушел, оставив о себе благодарную память в истории двух великих стран России и Франции.

Алексей Андреев
главный специалист крайгосархива

     P.S. Для многих читателей, возможно, интересно будет узнать, что история рода де Ришелье на Эммануиле Осиповиче (как его звали у нас в России) не закончилась. Хотя губернатор Новороссии, из-за своеобразных отношений с женой детей не имел (по крайней мере официальных), он традиционно для своей семьи и с согласия короля Людовика ХУ111 передал титулы и состояние своему старшему племяннику Одету. Одет умер в 1879 году и завещал наследство и герцогский титул также племяннику, сыну своего младшего брата Арману, а тот своему сыну, тоже Арману этот последний носил  титул герцогов де Ришелье и де Фронзак до своей смерти в 1952 году. После этого имя герцогов де Ришелье в европейском дворянстве не упоминается.

Опубликовано в газете «Славянская неделя» или Казачьи Вести»

17.07.2011

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru