1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Краснодра в камне и бронзе

Алексей Олегович Андреев:  «Кубанское генерала М.В. Алексеева военное училище (Екатеринодарская школа прапорщиков) 1915-1931 гг.»

Кубанское генерала М.В. Алексеева военное училище
(Екатеринодарская школа прапорщиков) 1915-1931 гг.

Алексей Олегович Андреев
Главный специалист
ГУ «Крайгосархив»


     Создание школ прапорщиков в России было обусловлено нехваткой младшего офицерского состава при массовой мобилизации и необходимостью восполнения больших потерь офицерского состава на фронтах  Первой Мировой войны 1914-1918 годов. С первых месяцев войны стали открываться краткосрочные военно-учебные заведения по подготовке офицеров военного времени – прапорщиков. К концу 1914 года уже насчитывалось 11 таких школ с 3-х – 4-х месячным сроком обучения, всего же, до 10 мая 1917 года,  была открыта 41 школа прапорщиков, не считая временных школ прапорщиков (для подготовки одного выпуска) при 10 кадетских корпусах. Школы прапорщиков готовили в основном офицеров пехоты, но были и специализированные, такие как Петроградская инженерная и Екатеринодарская казачья. Всего к середине 1917 года школы прапорщиков выпустили 108970 офицеров для действующей армии[1].
     Екатеринодарская школа прапорщиков казачьих войск была образована приказом по военному ведомству № 689 в конце декабря 1915 года. Начальник вновь образованной школы прапорщиков полковник М.И. Квартовкин  был назначен телеграфным приказом начальника штаба Кавказского военного округа по Кавказским казачьим войскам от 5 января 1916 года № 501 и вступил в должность, согласно приказа по Екатеринодарской школе прапорщиков казачьих войск от 13 января 1916 года № 1[2].
     Школа действовала на основании «Временного положения об Екатеринодарской школе подготовки прапорщиков казачьих войск» утвержденного 17 декабря 1915 года и объявленного в приказе по военному ведомству № 689, с изменениями, внесенными в него приказом по военному ведомству № 82 от 13 февраля 1916 года [3].
     Школа предназначалась для подготовки прапорщиков казачьих войск и находилась в подчинении Наказного атамана Кубанского казачьего войска. Непосредственное руководство осуществлял начальник школы на правах командира полка. Школа состояла из двух сотен: пешей и конной, которыми командовали командиры сотен – пешей на правах командира батальона, конной на правах помощника командира полка в кавалерии [4].
     Согласно штатному расписанию, ряд должностей, начиная с начальника школы, составлял так называемую «вилку», т.е. должность мог занимать офицер или чиновник на один чин выше, чем по штатному расписанию. В этом случае основной оклад жалования ему выплачивался выше – «по чину». Денежное довольствие офицеров и чиновников предусматривало кроме оклада выплату столовых денег, причём и оклад и столовые могли выплачиваться как в «обычном», так и  в «усиленном» варианте,  которые устанавливались каждому офицеру или чиновнику приказом начальника училища. Штат школы представлял следующую структуру по должностям с годовыми окладами [5]:
- начальник школы: полковник – генерал майор оклад жалования «по чину», столовых 2700 рублей.
- заведующий хозяйством школы: чиновник VIII класса (коллежский асессор) оклад основной 690 руб. усиленный 759 руб., столовых основной 690 руб. усиленный 759 руб.
- делопроизводитель, он же казначей: чиновник или офицер IX класса (титулярный советник или подъесаул) оклад основной 550 руб. усиленный 605 руб., столовых основной 550 руб. усиленный 605 руб.

- медицинский врач: чиновник IX класса (титулярный советник) оклад основной 720 руб. усиленный 876 руб., столовых основной 96 руб. усиленный 96 руб.
- ветеринарный врач: чиновник IX класса (титулярный советник) оклад основной 720 руб., столовых основной 96 руб. усиленный 96 руб.
- командиры пешей и конной сотен (2 чел): есаул - войсковой старшина (или подполковник) оклад основной 1350 руб. усиленный 1485 руб., столовых основной 1350 руб. усиленный 1485 руб.
- курсовые офицеры пешей и конной сотен (7 чел): обер-офицеры (до подъесаула включительно) оклад основной 900 руб. усиленный 990 руб., столовых основной 900 руб. усиленный 990 руб.
- кроме того, штатное расписание предусматривало унтер-офицерские и рядовые должности: медицинские фельдшеры старший и младший, старший ветеринарный фельдшер, один писарь высшего оклада, 4 писаря низшего оклада, 2 горниста, 3 трубача и 80 человек казаков и приказных из числа признанных годными для службы в тылу. Унтер-офицеры и нижние чины из обслуживающего персонала при добросовестном исполнении обязанностей и по итогам выпусков юнкеров награждались начальником школы деньгами и представлялись командующему округом для производства в чины от приказного до фельдфебеля и к наградам, так за 1916 год,  9 человек из обслуживающего персонала школы были награждены серебряной медалью «За усердие» часть на Анненской, часть на Станиславской ленте [6].
    Офицерам и чиновникам школы приказом начальника школы выдавалось единовременное пособие в 100 руб. при назначении на должность, а также могли быть выдаваемы наградные к праздникам и т.д.
     В январе 1917 года была введена должность адъютанта школы (обер-офицер), на которого также возлагалась обязанность ведения дел по строевой части [7].
     Курс в Екатеринодарской школе прапорщиков первоначально был установлен трёхмесячный, но мог быть продлён военным министром до одного года. Все обучающиеся именовались юнкерами,  и сохраняли форму обмундирования своей части и продолжали числиться на службе в тех частях, из которых были направлены в школу. Погоны юнкера носили цветные, обшитые галунами: в пешей сотне жёлтым, в конной белым, а по наружному краю погона шел шнур, установленный для вольноопределяющихся. При приеме в школу юнкера распределялись сотенными командирами на взводы и полусотни, которыми командовали курсовые офицеры на правах сотенных командиров. Из наиболее достойных юнкеров выбирались сотенные: фельдфебель в пешей и вахмистр в конной сотнях, а также взводные урядники и командиры отделений [8].
     После окончания курса школы комиссией производилась проверка знаний юнкеров (оценки выставлялись только удовлетворительно или неудовлетворительно). Успешно выдержавшие экзамен производились в прапорщики,  и распределялись в воинские части на офицерские должности. Юнкера, признанные комиссией окончившими школу неудовлетворительно, в прапорщики не производились и возвращались в свои части с прежними чинами. За дурное поведение и неуспеваемость юнкера могли быть отчислены властью начальника школы и повторно в школу не принимались. Отчисление по собственному желанию не допускалось [9].
     Январь-первая половина февраля 1916 года были посвящены подготовительному этапу, во время которого происходило комплектование школы офицерским и преподавательским составом, необходимым оборудованием, инвентарем, оружием, конским составом, укомплектование школы нижними чинами, прикомандированными из отделов Кубанского казачьего войска для обслуживания школы (всего 80 урядников, казаков, горнистов, писарей и т.д.), а также набор и зачисление юнкеров первого курса школы [10].
    

     Приказом начальника школы от 15 февраля 1916 года № 14 был определен внутренний распорядок и начало занятий, а в приложении к данному приказу, указаны все юнкера, зачисленные в Екатеринодарскую школу прапорщиков. Занятия в школе начались на следующий день, после молебна, в 12 часов дня [11].
     Большинство школ прапорщиков комплектовались лицами с высшим, средним образованием, гражданскими чиновниками призывного возраста, студентами и вообще любыми гражданскими лицами имевшими образование хотя бы в объёме высшеначального училища и годными по физическому состоянию к военной службе, а также отличившимися на фронте унтер-офицерами всех сословий: от крестьян до дворянства. Спецификой юнкерского состава Екатеринодарской школы прапорщиков являлось то, что все юнкера принадлежали к войсковому сословию различных казачьих войск России, все прошли фронт и имели боевой опыт, многие имели высшие унтер-офицерские звания: вахмистр, фельдфебель, подхорунжий, зауряд-хорунжий и боевые награды, в том числе Георгиевские кресты, а некоторые, как например подхорунжий 5-го Кубанского пластунского батальона Кондрат Кадькало, были полными Георгиевскими кавалерами [12].
     В первый состав школы было зачислено 202 юнкера, в том числе в конную сотню 82 человека из Кубанского, Терского, Донского, Оренбургского, Уральского, Забайкальского и Семиреченского казачьих войск и в пешую сотню 120 человек из Кубанского, Терского и Донского войска.
     В школе юнкерам преподавались следующие дисциплины: стрелковое дело, тактика, артиллерия, окопное дело, пулеметное дело, топография, служба связи, законоведение и административное право, уставы и строевая и полевая подготовка. В строевую и полевую подготовку конной сотни в частности входили: занятия по фехтованию, сигнализации, конное учение с условным противником, хождение в сквоз¬ные атаки и лавой, конные учения совместно с пешей сотней, разведка местности, решение тактических задач в поле. В  строевую подготовку пешей сотни входили: показная и перспективная съёмка на местности, разведка партиями, гимнастика на снарядах, вольные упражнения, бег, вытягивание, сторожевая служба, фехтование на ружьях, колка чучела кинжалом и другие предметы [13].
     Распорядок дня в школе был следующим:
- в 6 утра подъём подававшийся трубачом или горнистом
- с 6 до 7 утра время для приведения себя в порядок, осмотра и утренней молитвы
- в 7 часов утренний чай
- с 8 утра и до 12 дня классные занятия по расписанию
- в 12 часов завтрак
- с 12.30 до 16.30 строевые занятия по расписанию
- в 16.30 обед
- с 17 до 18.30 личное время обучающихся
- с 18.30 до 20.00 приготовление заданий и прочитанных лекций к следующему дню
- в 20.00 вечерний чай
- в 20.30 вечерняя повестка и перекличка
- в 21.00 вечерняя зоря и отбой
     Занятия в школе, согласно уставу и инструкции, не производились: по воскрес¬ным дням, с 1-го по 6-е января, 25 марта, в пятницу и субботу на Страстной неделе, первые два дня Пасхи, 6 мая, 6 декабря и первые два дня Рождества Христова. В эти дни или накануне юнкера могли получать увольнения в город, но не более, чем до 10 часов вечера. Принимать посетителей юнкера могли только в личное время и в помещении, указанном дежурным офицером. Играть в карты, а также проносить и употреблять спиртные напитки в помещении школы воспрещалось – нарушившие подвергались наказанию вплоть до отчисления из школы.
     Строгие правила поведения предъявлялись и к офицерско-преподавательскому составу школы: строгое соблюдение формы одежды, при проведении товарищеских обедов или посещении различных увеселительных заведений всегда и везде держать себя прилично, ни в коем случае не подвергаясь замечанию коменданта гарнизона или его адъютанта, удержание товарищей от недостойных поступков. Всем без исключения офицерам воспрещалось посещать частные клубы и собрания, где происходила азартная игра, рестораны и гостиницы низших разрядов, все вообще трактиры, чайные, кухмистерские и другие подобные учреждения, а также буфеты 3-го класса на железнодорожных вокзалах.
     Время обучения первого набранного курса школы, для получения будущими офицерами более основательной подготовки, было продлено с трёх до шести месяцев и первый выпуск Екатеринодарской школы прапорщиков казачьих войск состоялся 6 августа 1916 года. Всего из 202 юнкеров первого набора, было выпущено в полки офицерами 183 человека, в том числе: в Кубанское казачье войско 138, в Донское казачье войско 19, в Терское казачье войско 15, в Оренбургское казачье войско 4, в Уральское казачье войско 2, в Забайкальское казачье войско 2, в Семиреченское казачье войско 1 человек. Курс школы окончили также 2 горца, обучавшиеся в конной сотне на собственном иждивении, произведенные в прапорщики и направленные в Черкесский и Екатеринодарский запасной конные полки [14].
      Состав юнкеров второго курса школы был примерно таким же, как и первый выпуск, большинство также было из Кубанского казачьего войска. Несколько расширилась география казачьих войск – во втором наборе появились представители Астраханского, Амурского, Сибирского и Уссурийского  войск. Увеличился возраст юнкеров: появились представители старших возрастов, как например подхорунжий Стефан Писаренко 37 лет или фельдфебель Кир Бублик 38 лет, воевавший ещё в русско-японскую войну 1904-1905 годов [15].
     Приказом по военному ведомству  от 25 ноября 1916 года № 656 было определено, что Георгиевские кавалеры и сыновья Георгиевских кавалеров принимаются во все военные училища, в том числе и школы прапорщиков вне конкурса «с прочими лицами, одинакового с ними образования» [16].
     Необходимо отметить, что к подбору руководства школы и курсовых офицеров, командование Кавказским военным округом и начальник Кубанской области подходили ответственно, выбирая грамотных опытных офицеров, в большинстве своём прошедших фронт и имевших значительный боевой опыт:
     Начальник Екатеринодарской школы прапорщиков Михаил Игнатьевич Квартовкин, происходивший из потомственных дворян Смоленской губернии, родился 29 октября 1860 года. По социальному положению принадлежал к обедневшему служилому дворянству (ни за ним, ни за родителями, ни за женой никакого недвижимого, родового или благоприобретенного имущества не значилось). Образование получил во Владикавказской военной прогимназии и Тифлисском пехотном юнкерском училище. Службу проходил на различных офицерских должностях на Кавказе и в Закавказье, преимущественно в Кубанских пластунских батальонах. 5 марта 1911 года был произведен в полковники. В 1914-1915 годах отличился на Турецком фронте у Кара-Килиссы, Пасанеры, при взятии высот у сел Кирых и Чиджарек, а также во время известных боёв под Саракамышем, где был тяжело ранен. За отличия в боях был награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Анны 2-й ст. с мечами ( ранее был также награжден орденами Св. Владимира 4 ст. с бантом, Св. Станислава 2-й и 3-й ст. и Св. Анны 3 ст.). После полугодового излечения в госпитале и получения инвалидности по 2-му классу Александровского комитета о раненных, был зачислен в резерв командующего Кавказским военным округом, где и находился до своего назначения начальником школы прапорщиков [17].
     Командир конной сотни школы Евдоким Иванович Ермоленко, из кубанских казаков, родился 29 июля 1874 года, образование получил в Кубанской учительской семинарии (курса не окончил) и Ставропольском казачьем юнкерском училище. Служил в 1-м – 2-м Черноморских и 1-м Екатеринодарском полках. В 1914-1915 годах отличился на австро-венгерском фронте, был трижды ранен и контужен (но остался в строю) награжден Георгиевским оружием, орденом Св. Анны 3 ст. В 1914 году произведен в есаулы. В школу, с момента её формирования, был направлен наказным атаманом М.П. Бабычем. К сентябрю 1916 года, за успехи в подготовке юнкеров, был произведен в войсковые старшины (т.е. на чин выше, положенного по штату). В 1918-1919 году несколько месяцев исполнял обязанности начальника школы [18].
     Командир пешей сотни Василий Кузьмич Венков, из дворян Ставропольской губернии, родился 2 февраля 1872 года в Кубанской области. Общее образование получил «при доме родителей», военное в Ставропольском казачьем юнкерском училище. Служил в 1-м и 2-м Лабинских полках, в том числе несколько лет с 1906 года  начальником учебной команды. После приобретения боевого опыта на фронте назначен на должность есаула командиром пешей сотни школы прапорщиков, как и Е.И. Ермоленко, был произведен в войсковые старшины (на чин выше штатного). Командовал пешей сотней юнкеров до 27 февраля 1917 года, после чего выбыл на фронт, сдав сотню подъесаулу Белявскому [19].
     Курсовой офицер конной сотни, есаул Александр Григорьевич Мудрый  1878 г.р. Участник русско-японской войны и 19 месяцев без перерыва командовавший сотней на германском фронте. Кавалер орденов: Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость», Св. Анны 3-й и 2-й степени с мечами и бантом, Св. Станислава 3 ст. с мечами и бантом и Св. Станислава 2 ст. с мечами [20].
     Курсовыми офицерами также служили фронтовики, окончившие уже во время войны школы прапорщиков: сотник В.В. Яновский, окончивший школу прапорщиков при Александровском училище в 1915 году, Полный георгиевский кавалер прапорщик К. Кадькало, из первого выпуска Екатеринодарской школы прапорщиков и ряд других, приходивших на замену выбывшим и ушедшим на фронт офицерам [21].
     О событиях конца февраля 1917 года в Петрограде, отречении императора, создании Временного правительства и о предстоящем созыве Учредительного Собрания полковник М.И. Квартовкин известил личный состав школы в своём приказе от 6 марта 1917 г. № 66, при этом указав, что все должны оставаться «...в повиновении своим законным начальникам, беречь Родину от грозного врага и своими подвигами поддержать союзников в беспримерной борьбе». На следующий день,  приказом по школе № 67, до личного состава был доведен приказ Военного министра Временного правительства А.И. Гучкова об исполнении всеми чинами своих обязанностей в полном объёме и «без всякого нарушения порядка в делопроизводстве». 10 марта 1917 года,  весь личный состав школы участвовал около войскового Александро-Невского собора в торжественном молебне в честь «перехода к новому Государственному строю» и параде войск Екатеринодарского гарнизона, которым командовал полковник М.И. Квартовкин [22].
     25 марта 1917 года состоялся второй выпуск Екатеринодарской школы прапорщиков казачьих войск. Всего было выпущено офицерами в войска 186 человек, в том числе 80 из конной, и 106 из пешей сотен. Все вновь произведенные офицеры были вооружены шашками и пистолетами системы «Браунинг», каждому в виде подъёмных единовременно было выплачено четырехмесячное пособие, а также суммы на приобретение лошадей, седел и вьюков. Более 3-х недель второй выпуск школы, до отправки по частям, находился ещё в Екатеринодаре (противогазы, в количестве 186 штук, были розданы бывшим юнкерам только 17 апреля 1917 года)[23].
     Третий курс Екатеринодарской школы прапорщиков казачьих войск был зачислен  приказом по школе от 24 апреля 1917 года № 114 в количестве 200 человек, в том числе 80 юнкеров по конной и 120 юнкеров по пешей сотне. Выпуск третьего курса состоялся 1 октября 1917 года (приказ по школе от 3 октября 1917 г. №276). Всего было выпущено офицерами 180 человек и после 19 октября направлены на фронт и в запасные части [24].
     В конце октября 1917 года состоялся набор четвёртого курса школы в количестве 201 человека, приступившего к занятиям приказом по школе № 298, с 25 октября 1917 года [25].
     После Октябрьского 1917 года переворота в Петрограде, командование и личный состав школы не признали большевистский переворот, остались верны присяге, оставшись в подчинении войскового атамана А.П. Филимонова и войскового правительства (правда, небольшая часть юнкеров, самовольно покинула школу – на открывшиеся вакансии приказом войскового атамана было зачислено 10 новых казаков).
     1 ноября 1917 года,  в 6 часов утра, юнкера Екатеринодарской школы прапорщиков разоружили вернувшийся с фронта и распропагандированный большевиками Кавказский запасный артиллерийский дивизион, а на следующий день вместе с казаками и отрядом «дикой» дивизии участвовали в разгоне организованного большевиками митинга рабочих и солдат разоруженного артдивизиона, применив оружие, после чего волнения в городе прекратились. Совместно с казаками, юнкера приступили к несению охраны конторы Государственного банка, Государственного казначейства, почты, и других важных объектов. Через две недели к ним присоединились юнкера эвакуированных из Киева Константиновского военного училища и Киевской школы прапорщиков. В школе ежедневным приказом назначались 30 юнкеров и офицер, в постоянной готовности с оружием, которые в случае надобности прекращали занятия и выполняли поставленные задачи в г. Екатеринодаре или за его приделами (секретная командировка 30 юнкеров в Анапу, в конце декабря, и т.п.) [26].
     В связи с продолжавшимися революционными событиями  и постепенным установлением Советской власти на большей части  Кубанской области, ряд юнкеров, и значительная часть нижних чинов из обслуживающего персонала, стала покидать школу (часть оформлялась приказами по школе как уход на льготу, часть уходила самовольно). Для восполнения сокращающегося обслуживающего персонала школы,  с середины декабря 1917 года, привлекались для хозяйственных работ от 6-7 до 15-20 человек в день, австро-венгерские военнопленные. Со 2 января 1918 года часть патриотически-настроенных юнкеров расположенных в городе училищ, в том числе и Екатеринодарской школы прапорщиков стала вступать в 1-й Кубанский добровольческий отряд В.Л. Покровского, ставшего костяком вооруженных сил краевого правительства. 15 января 1918 г. юнкера участвовали в организованной краевым правительством демонстрации в поддержку Учредительного собрания [27].
     Приказом по школе от 16 января 1918 года № 16, на основании предписания начальника военно-учебными заведениями Кубанской области от 15.01.1918 г. № 49, полковник М.И. Квартовкин  передал дела новому начальнику Екатеринодарской школы прапорщиков казачьих войск генерального штаба полковнику Константину Дмитриевичу Кузнецову [28].
     В начале февраля 1918 года в краевом правительстве впервые начал обсуждаться вопрос о преобразовании Екатеринодарской школы прапорщиков в военное училище. Заседание по этому вопросу состоялось 14 февраля: член краевого правительства по военным делам полковник Успенский предложил предоставить здание мужской учительской семинарии, для покупки которого выделить 100 тыс.рублей. В рапорте начальника школы полковника К.Д. Кузнецова предлагалось предоставить принадлежащее войску здание женского Епархиального училища, а 100 тыс. употребить для переустройства здания, постройки конюшен и сараев и к 1 сентября приступить к занятиям. Заседание склонилось в пользу проекта начальника школы, но 18 февраля Успенский наложил резолюцию о нежелательности данного решения и необходимости его дальнейшего обсуждения [29]. 
     Дальнейшее развитие политических событий отодвинуло вопрос о преобразовании школы в училище. В 20-х числах февраля 1918 года стало очевидным, что краевое правительство не сможет сдержать наступление красногвардейских отрядов и удержать Екатеринодар. В срочном порядке, на основании распоряжения краевого правительства, приказом по Кубанскому казачьему войску от 25 февраля 1918 года № 56 все остававшиеся в школе юнкера (около 140 человек) были произведены в прапорщики. Вечером 28 февраля 1918 года, вместе с войсками и беженцами Екатеринодарская школа прапорщиков оставила город [30].
     14 марта 1918 года кубанские части соединились с войсками Добровольческой армии. Большая часть офицеров, и произведенных в прапорщики 25 февраля бывших юнкеров,  влилась в 1-й Офицерский конный полк, с которым проделала весь второй  Кубанский поход до освобождения Екатеринодара 16 августа 1918 года. Полк участвовал во всех кровопролитных боях, в том числе в знаменитой конной атаке под Екатеринодаром, когда только во 2-й офицерской сотне полковника Г.А. Рашпиля потери составили 32 офицера. Бывший начальник училища полковник К.Д. Кузнецов ещё 23 марта 1918 года с небольшим отрядом в 100 сабель и батареей есаула А.К. Корсуна попал в окружение у с. Божьи Воды: почти весь отряд был уничтожен, а полковник К.Д. Кузнецов взят в плен и впоследствии расстрелян в г. Туапсе [31].
     Чрезвычайная Кубанская краевая рада, на своём заседании от 5 декабря 1918 года, постановила открыть Кубанское военное училище на базе Екатеринодарской школы прапорщиков. Исполняющим должность начальника был назначен полковник Е.И. Ермоленко, представивший рапорт, с предложениями по преобразованию школы в военное училище, на который 31 января 1918 года было составлено положительное заключение комиссии, под председательством Генерального штаба генерал-майора Ф.И. Королькова. Начиная с 3 января 1919 года, приказы с №1 идут уже не по Екатеринодарской школе прапорщиков казачьих войск, а по Кубанскому военному училищу. Приказом по Кубанскому казачьему войску от 16 января №28 начальником училища был назначен Генерального штаба генерал-майор Ф.И. Корольков (приступил к исполнению своих служебных  обязанностей с 7 февраля – приказ по училищу №15). Организационный период завершился к середине мая и с 16 мая 1919 года начались занятия юнкеров. Приказом по Кубанскому казачьему войску от 11 октября 1919 года № 1124 училищу было присвоено имя одного их организаторов и руководителей Добровольческой армии генерала М.В. Алексеева, и оно официально стало называться «Кубанское генерала М.В. Алексеева военное училище» [32].

Михаил Васильевич Алексеев

     Штат  Кубанского военного училища окончательно был утвержден по докладу генерал-майора Ф.И.Королькова, Советом Кубанского краевого правительства от 28 июня 1919 года и приказом войскового атамана по Кубанскому казачьему войску от 18 июля 1919 года № 872 (считать эти штаты действующими с 16 января 1919). Училище, с двухгодичным сроком обучения, с пехотным, кавалерийским, артиллерийским и инженерным отделениями было рассчитано на 320 (впоследствии на 370 юнкеров) [33] его структура была следующей:
- Начальник училища: генерал-майор или генерал-лейтенант Генерального штаба с правами и окладом начальника дивизии
Учебно-строевая часть
- помощник начальника училища, он же инспектор классов: полковник-генерал-майор Генерального штаба с правами и окладом командира бригады
- командир дивизиона юнкеров: полковник или генерал-майор с окладом командира полка
- командиры учебных сотен и батареи (4 чел): штаб-офицеры с правами и окладом командиров батальонов (по артиллерии – отдельной батареи)
- младшие (курсовые) офицеры (24 чел., в том числе 8 конной сотни, 6 пешей, 4 инструктора артиллериста, 2 инструктора пулеметного дела и 4 техника-сапёра): с правами и окладами командиров отдельных сотен
- Адъютант училища: штаб-офицер или обер-офицер
- помощник старшего адъютанта: обер-офицер
- помощник инспектора классов: штаб-офицер по окладу командира отдельного батальона
- преподаватели военные (офицеры генштаба 5 чел.): штаб-офицеры по окладу командира отдельного батальона
- преподаватели штатские (8чел.): по окладу, как и преподаватели военные
- инструктор гимнастики и инструктор фехтования: обер-офицеры по окладу командира отдельной сотни
- помощники инструктора гимнастики и инструктора фехтования: обер-офицеры по окладу младших офицеров
Хозяйственная часть
- интендант училища и учебных частей: штаб-офицер по окладу дивизионного интенданта
- заведующий хозяйством училища: штаб-офицер по окладу помощника командира полка
- квартирмейстер училища: обер, или штаб-офицер
Духовные и гражданские чины
- священник, секретарь (он же делопроизводитель учебной части), библиотекарь, 2 секретаря хозяйственной части (они же делопроизводители интенданта и бухгалтерии), казначей, оружейный мастер, артиллерийский техник, орудийный техник-монтер,, лаборант, эконом, старший врач, младший врач, зубной врач и старший ветеринарный врач: чиновники от IX  до VII класса.
Унтер-офицерские и нижние чины
- фельдшеры 9 человек, в том числе: старший аптечный, старший и 4 младших медицинских, старший и 2 младших ветеринарных
- писаря 13 человек, в том числе: 4 высшего оклада, 4 среднего и 5 низшего оклада
- строевых казаков 119  в том числе: подхорунжий команды, каптенармус, старших урядников 8, младших урядников 15, трубачей и горнистов 6, кузнецов 4 и т.д.
- нестроевая команда казаков 80 человек, в том числе: подхорунжий команды, каптенармус и его помощник, оружейный мастер, портных 4, сапожников 5, слесарей 2, плотников 2, столяров 2, шорников и седельников 3, ездовых обозных 15, шоферов 2, помощников шоферов 2, прислуги на кухне и для уборки помещений 38.
     Впоследствии, общее число строевых и нестроевых казаков было увеличено до 221 человека.
     По окончании двухгодичного курса, юнкера, успешно выдержавшие экзамены, производились в чин подпоручика (корнета, хорунжего). Приказом Главнокомандующего вооруженными силами на Юге России от 16 августа 1919 года № 1870 чин прапорщика был упразднен, и все офицеры, имевшие этот чин были переиме¬нованы в подпоручики, корнеты или хорунжие (со старшинством ниже всех подпоручиков их части) [34].
     Кубанское  генерала М.В.Алексеева военное училище в конце февраля - начале марта 1920 года, при отступлении Добровольческой и Кубанской армий,  было эвакуировано через г. Новороссийск в Крым. Из Крыма  училище, было эвакуировано генералом П.Н.Врангелем в ноябре 1920 года через Константинополь, на остров Лемнос [35].
     На Лемносе юнкерами издавались рукописные журналы «Барабан» и «Кубанец» (всего 12 номеров). В 1922 году училище было эвакуировано в Болгарию, где 1 сентября 1922 года состоялся последний полноценный  выпуск училища. После преобразования армии в Российский общевоинский союз (РОВС) училище представляло собой (несмотря на распыление офицеров по многим странам) кадрированную часть в составе Кубанской казачьей дивизии, штаб и основная часть которой дислоцировалась под г. Белградом в Югославии. Офицеры последних выпусков были оставлены прикомандированными к училищу. После ген.-м. Ф.И. Королькова, училищем командовали ген.-м. А.Д. Болтунов (8мая 1920-20 фев.1921 г.) и ген.-м. О.И. Лебедев (21 фев.1921-1925). Формально училище просуществовало (в качестве кадрированного полка вместе с Екатеринодарской казачьей сотней) по меньшей мере, до 1931 года [36].

О.И. Лебедев

     В качестве кадрированной части  вместе с приданными к нему другими частучилище формално  просуществовало,  по меньшей мере, до 1931 года, входя в состав Кубанской казачьей дивизии, после чего оформилось как «Объединение Кубанского генерала М.В.Алексеева военного училища», правление которого находилось сначала в Париже (Франция), а после Второй мировой  войны в Нью-Йорке (США). Начальником училища и председателем  объединения до своей смерти 15 ноября 1973 года продолжал оставаться генерал-майор О.И. Лебедев. Во Франции с 1950 по 1966 годы ежегодно печатались «Осведомления объединения (группы) Кубанского генерала М.В. Алексеева военного училища»  в которых давалась информация о  мероприятиях, в которых участвовали члены объединения в разных странах, о местонахождении, дальнейшей судьбе и кончине членов объединения за прошедший год.
 

1. С.В.Волков. Русский офицерский корпус. Глава III. Подготовка и обучение. www.genrogge.ru
2. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 1.Л. 1
3. ГАКК.Ф. 434. Оп.1. Д. 12.Л. 213-216
4. ГАКК.Ф. 434. Оп.1. Д. 10
5. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.12.Л. 217-218
6. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 14.Л.354-361
7. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 27.Л.5,17,107
8. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 1,10
9. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.10
10. ГАКК.Ф. 434. Оп.1. Д.1
11. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.1. Л. 17-21
12. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 1, 12; С.В.Волков. Русский офицерский корпус. Глава III. Подготовка и обучение.
www.genrogge.ru
13. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.1, 10; Д.15.Л. 180-189
14. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.12.Л.49-88
15. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.12. Л. 98-137
16. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 27  Л. 119
17. ГАКК. Ф. 434.Оп.1. Д. 18. Л. 278-278об, 403-403об; Ф. 396.Оп.2. Д.968. Л. 254-259; 269-273
18. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 1. Л.1,6; Д.18. Л. 4-5, 171-171 об; Д. 27. Л.2; Ф. 396. Оп.2. Д.951. Л.4об
19. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 18. Д.27. Л. 117; Ф. 396. Оп.2. Д.753.Л.80-81; Д.844. Л.33-34
20. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.18. Л. 406, 427-428,472; Ф. 396. Оп.2. Д.891. Л. 21об-22
21. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.18. Л.179-179 об, 215-215 об, 637; Д.27
22. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.27.Л.133-140
23. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.27.Л.181-185, 225
24. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.27. Л. 240-245, 579-582, 607-608; Д.36. Л.613-615, 638-652
25. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.27. Л. 615, 619- 622; Д.36. Л.656-657
26. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д.27. Л. 651, 660-662, 666; Д.39; Екатеринодар-Краснодар. Материалы к летописи. Красно¬дар.1993. С. 397-399,
27. ГАКК. Ф. 434.  Оп.1. Д.38; Екатеринодар-Краснодар. Материалы к летописи. Краснодар.1993.С. 403-405
28. ГАКК. Ф. 434.  Оп.1. Д.27. Л. 764
29. ГАКК. Ф. 434.  Оп.1. Д.49. Л. 1-3
30. ГАКК. Ф. 434. Оп.1. Д. 37, 49,50; Екатеринодар-Краснодар. Материалы к летописи. Краснодар.1993.С. 406-408
31. Хронос. Кубанское генерала Алексеева военное училище. Русское зарубежье.-http://Russians/rin.ru; С.В. Волков. Белое движение России.-www.swolkov.narod.ru; Там же. С.И. Волков. Трагедия белого офицерства.
32. ГАКК.Ф.Р-16. Оп.1. Д. 2; Д.9. Л.12-13,98, 270
33. ГАКК. Ф. 434.  Оп.1. Д. 55, 56, 58; Ф.Р-16. Оп.1. Д. 2; Ф.Р-16. Оп.1. Д.11. Л.46-50; Библиотека кубанского края. Протоколы заседаний кубанского краевого правительства 1917-1920. Краснодар.2008. Пр.195.1
34. ГАКК. Ф.Р-16. Оп.1. Д. 9. Л.1
35. Екатеринодар-Краснодар. Материалы к летописи. Краснодар.1993.С. 441-442; Русские военно-учебные заведения на чужбине после исхода Белой армии из Рос¬сии.
http://severskjkadet.ucoz.ru/Pag_kadet_unker/vuz_rossii. html; Хронос. Кубанское генерала Алексеева военное училище. Русское зарубежье.-http://Russians/rin.ru
36. Русские военно-учебные заведения на чужбине после исхода Белой армии из Рос¬сии.
http://severskjkadet.ucoz.ru/ Pag_kadet_unker/vuz_rossii. html;  Хронос. Кубанское генерала Алексеева военное училище. Русское зарубежье.-http://Russians/rin.ru; С.В. Волков. Белое движение России.-www.swolkov.narod.ru

05.06.2011

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru