1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
123

Дмитрий Селезнев:  «Ступени истории»

Однажды проходя по улице Гоголя города Краснодара, я увидел у дверей художественного магазина на ул. Гоголя, д. 53 ступеньки, выполненные из темного металла, с датой 1896 г. и клеймом «Зав. К.Л. Гусникъ Екатдаръ». Ступеньки были украшены узорами и выглядели как произведение искусства. Меня поразило, что, несмотря на возраст, они продолжали служить людям. Проходя по нескольким улицам в центральной части Краснодара, я нашел еще немало красивых металлических ступеней выполненных на заводе К.Л. Гусника. Оказалось, что почти над каждой лестницей существует навесной козырек, с ажурной резьбой, большим количеством различных узоров и уникальных завитушек. А еще я нашел люки с клеймом завода Гусника.

Один из вариантов люка "Подсолнух" изготовленных на заводе К.Л.Гусника.

Фото представлено Д.Колодко

В поисках ступеней и люков, сделанных на заводе Гусника, я нашел и ступени от других производителей конца XIX – начала XX вв: «Э.Шпран», «В.С. Лабузинъ», «Мячъ». Однако, к сожалению, есть очень много ступеней, на которых клейма производителей уже не видны. Чаще и больше всего встречались именно ступени с клеймом завода Гусника, и мне стало интересно, а кто такой Гусник, существует ли сегодня его завод, а если нет, то, что с ним произошло, являются ли предметы, свидетельства эпохи конца XIX – начала XX вв. исторически значимыми и охраняются ли государством. Поиск ответов на эти вопросы и стали предметом моего исследования.

Целью моей работы стало выяснить, кто такой К.Л. Гусник и какую роль сыграл его завод в истории города Краснодара. В работе мне помогла учительница истории МОУ лицея № 90 г. Краснодара, педагог МОУДОД ЦДОД «Малая академия» Селезнева Ольга Александровна.

История завода К.Л. Гусник

С 1866 г., после поражения кавказских горцев в борьбе с царскими войсками, началось освоение Россией Черноморского побережья. По приглашению российского правительства сюда стали прибывать колонисты иностранцы. В результате доля иностранцев среди всего населения Кавказа была здесь самой высокой в России (9). Людей привлекало наличие свободной земли, природных богатств, благоприятный климат, близость к портам и границам.

Первое место среди иностранных подданных из европейских стран, проживающих на Кавказе, составляли подданные Германии, а второе – Австро-Венгрии. Большинство в австро-венгерской эмиграции составляли чехи. Это было связано, во-первых, со значительным перенаселением в чешских землях, заставляющим многих людей искать лучшей доли за границей. Во-вторых, чехов и русских связывало много общего – принадлежность к числу славянских народов, известная близость языка, взаимные симпатии и т.п. (9). 

Эмиграция чехов-колонистов особенно активно развивалась в 1860 – 1890-е гг. Приезжали чехи-земледельцы, основавшие около десятка сел и хуторов на побережье от Анапы до Туапсе (9). Среди тех, кто селился в городах, было много преподавателей, ученых, музыкантов, артистов, а также предпринимателей, торговцев, технических специалистов, квалифицированных рабочих. В отечественной литературе этих чехов называют чехами Кавказа, или кавказскими чехами (10).

Один их чешских предпринимателей стал основоположником тяжелой промышленности на кубанской земле. Это – Карл Гусник, который родился в 1850 г. в Чехии (14). В Россию он приехал в 80-х годах XIX в., и, имея небольшой капитал, открыл в Екатеринодаре в 1886 г. первый на Кубани чугунолитейный механический завод. До него в городе было более ста различных заводов (1 винокуренный, 17 кожевенных, 15 кирпичных, 49 мукомольных мельниц и 2 крупорушки, 36 кузниц, 4 маслобойных, несколько свечно-восковых, бондарных, шерстобитных, табачных и пиво-медоваренных), но, ни одного чугунолитейного (1). 

Завод находился на углу улиц Медведовской и Кузнечной (Кирова и Калинина). Поблизости располагалось и жилье для работающих на заводе: по Медведовской жили рабочие и сам хозяин, мастера жили на улице Кузнечной (14).

Оборудование нового завода состояло из одной паровой машины, меде­плавильной печи, горна, семи станков, а работали на нем всего-навсего 17 масте­ровых. Первоначально на заводе занимались больше не выпуском «новой продукции», а ремонтом подер­жанной техники – локомобилей и молотилок. Но постепенно Карл Гусник богател, завод расширялся, на нем стали выпускать оборудо­вание для мельниц, маслобоен, фабрик и заводов, изготавливать металлические стропила, балки, бочки и выполнять все котельные работы «по конкурентной цене». Гусник стал первым, кто занялся в Екатеринодаре отливкой изящных чугунных порожков для особняков, которые и сегодня можно встретить на старых улицах города. По сообщению архитектора О. В. Раенко, ей удалось найти порожки, сделанные на заводе Гусника, с датами от 1892 г. (ул. Октябрьская, 39) по 1914-й (ул. Советская, 66) (1). Кроме ступенек, завод изготавливал крышки для водопроводных колодцев, которые можно увидеть в начале улицы Седина, по улицам Советской, Пушкина, надкрылечные зонты, ограды, решетки.

Благодаря изготовлению ковани, мастера этого завода были известны далеко за пределами Екатеринодара, а в 1902 г. получали награды на Екатеринодарской сельскохозяйственной выставке (1).

Разбогатев, Карл Гусник открывает еще котельный завод, колбасную фабрику и склад механических машин. В начале ХХ в. его помощником становится сын Владимир Карлович Гусник, по образованию инженер-технолог.

Технология чугуно-меднолитейного и котельного завода постоянно обнов­лялась, а это требовало немалых денежных затрат. Однако предприятия Гусника процветали. Достигалось это путем эксплуатации рабочих. Продолжительность их рабочего дня составляла 11 – 11,5 часов, практиковалась система штрафов и вычетов из зарплаты, имело место рукоприкладство (1). 

Первая русская революция 1905 – 1907 гг. привела, как и во всей стране, к всплеску политической жизни в Екатеринодаре. В марте 1905 г. в городе состоялась трехтысячная де­монстрация трудящихся, в которой приняли участие и рабочие чугунолитей­ного завода Гусника. 20 апреля 1905 г., рабочие завода Гусника начали забастовку, предъ­явив предпринимателю требования о сокращении продолжительности рабочего дня до 10 часов и о прекращении «послеобеденных работ» в канун праздников и по субботам. Но «сам хозяин, не решился удовлетво­рить требования рабочих» (1). 1 мая в городе был впервые отмечен пролетарский праздник, и снова состоялась 4-дневная стачка на заводе Гусника, а также в железнодорожных мастерских, паровозном депо, типографии... В октябре 1905 г. мастеровые завода Гусника совместно с пролетариями заводов Петрова, Штейнгеля, мельницы Дицмана и ряда мелких предприятий устроили пятидневную забастовку. На этот раз рабочие требовали уже восьмичасового рабочего дня без понижения зарплаты, выплаты компенсации за время проведения забастовки, вежливого обращения (только на «Вы»), отмены штрафов и обысков, бесплатной бани два раза в месяц и т.д. – всего 18 пунктов. В результате забастовки Гусник установил на своих предприятиях девятичасовой рабочий день (1). 

Другие владельцы чугунолитейных заводов в Екатеринодаре Мяч, В.В. Петров, Нагорный соглашались на 8-часовой рабочий день и повышение жалованья, но не смогли на таких услови­ях содержать свои предприятия, и вновь переходили к 10-часовому рабочему дню. Так, Мяч согласился на 8-часовой рабочий день, но уменьшил размер жалованья на 10 процентов. Не желающие подчиниться этому рабочие были рассчитаны. Заводчик Космопенко предложил своим мастеровым сдельное вознаграждение, так как «его специальность ему это позволяет». Мастеровые согла­сились. И теперь по своему желанию работают не менее 10 часов в день. То же самое сделал и Нагорный. 

«Это совершенно справедливо относительно механических заводов, – писал Владимир Гусник в феврале 1906 г. в журнале «Кубань»,– где от личных качеств и способностей каждого мастерового зависит оп­равдать свое жалованье и выработать процент для существования завода, и имен­но теперь, при крайне низких существующих ценах на изделия». Инженер Гус­ник, знаток своего дела, обобщал, «что введение 8-часового рабочего дня на механических заводах ныне просто немыслимо. Остановиться же, как это сделал К. Л. Гусник (его отец), на 9-часовом рабочем дне и прежнем вознаграждении, пожалуй, еще возможно» (1).

Однако бунт рабочих продолжался, подогреваемый агитаци­ей большевиков. В марте 1907 г. литейщики на заводе Гусника бросили работу, мотивируя свое поведение тем, что они получают крайне низкую заработную плату, а так­же в результате «обвешивания в чугунной отливке и грубого обращения со сто­роны заводовладельцев». Тогда Карл Лаврентьевич Гусник лично обратился с письмом в га­зету «Кубанские областные ведомости», где сообщал, что 13 марта литейщики предъявили ряд требований, и глав­ное из них – увеличить зарплату до 60 процентов. Их уволили. Спустя неделю рабочие пришли с повинной, чтобы их снова приняли в цех и оплату про­изводили по 1 рублю 50 копеек в день как прежде. Их приняли, и главный аргумент Гусника состоял в том, «что мастеровые, проработавшие у него де­сятки лет имеют свои дома, купленные на сбе­режения». Письмо К. Гусника дышало миролюбием и желани­ем прекратить распри, возникшие между ним и его рабочими...(1).

Распри прекратились, так же как и революция 1905 – 1907 гг. машиностроительный завод К. Л. Гусника продолжал свою деятельность: выпускал маши­ны и различное оборудование для фабрик и заводов Кубани и России. В 1911 г. на Ростовской и Ставропольской выставках завод получил две золотые медали за трансмиссию, чугунное и мед­ное литье (13).

Завод К. Л. Гусника открывал новые цеха, производство постоянно обновлялось, переоборудовалось, вводились новые технологии, усовершенствовались все трудовые процессы, а соответственно, и об­легчался труд рабочих. На Кубани развивается нефтяная промышленности и завод стал выпускать нефтяные системы «Урсус». При заводе нахо­дился склад технических принадлежностей, который возглавлял инженер Влади­мир Карлович Гусник. Здесь можно было приобрести ремни из верблюжьей шерсти (весьма прочные в работе), ремни кожаные англий­ские, а также пеньковые и льняные; трубы газовые и соединения, арматуру мед­ную и чугунную, прессы маслобойные, бураты (буры), насосы, пожарные трубы, наконец, весы различных систем для взвешивания всевозмож­ных тяжестей (от одного грамма до нескольких тонн) и т.д. И если в 1912 г. на заводе было занято 65 рабочих, то уже в 1915 г. – 87 рабочих. Годовой оборот составлял 39 тысяч рублей. Производство К. Л. и В. К. Гусников – отца и сына – процветало.

Но тут снова начались забастовки в Екатеринодаре. В июле 1914 г. забастовали трамвай­щики, требуя 8-часового рабочего дня, увеличение заработной платы, оплачиваемых отпусков, выдачу спецодежды. Бельгийское акционерное общество отказалось удовлетворять их требования и стало принимать людей с улицы, которые не знали как водить трамваи. Вагоны быстро вы­шли из строя и трамвайное движение остановилось. Рабочие железнодорожного депо и завода Гусника отказались ремонтировать перегоревшие моторы. 7 июля из солидарности с бастующими трамвайщиками, а также с бастовавшими в это время рабочими Петербурга и Баку, объявили однодневную стачку рабочие заводов Сушкина, Гусника, Петрова, Буковского, «Са­ломас», «Кубаноль» и другие. Забастовка была подавлена, но рабочие трамвая добились частичного удовлетворения своих требований (6). 

Начавшаяся в 1914 г. война с Германией несколько уняла «рабочие страсти», тем более, что заводы Гусника работали на фронт – производили снаряды к бомбоме­там, а это значит, что мастеровым давали отсрочки от призыва в действующую армию (1).

В городе проходили патриотические демонстрации, кампании по сбору пожертвований, различные мероприятия, выручка от которых шла в помощь армии. На волне патриотизма, Владимир Гусник стал одним из инициаторов по со­зданию Чешской боевой дружины, для того чтобы чехи могли вместе с русскими солдатами сражаться на фронте против общего врага. Запись в дружину производилась у В. К. Гус­ника на заводе и у друга их семьи, известного екатеринодарского садовода Ф. Ф. Марека (Красная улица, 34), а в Новороссийске у агронома Я. Ф. Гейдука. Первая сформированная партия чехов-добровольцев (среди них оказались че­тыре молодых женщины-патриотки) выехала из Екатеринодара 20 августа 1914 г. (1).

Но не забывали Гусники и о бизнесе: Карл Гусник стал одним из членов правления возникшего 1 января 1915 г. в Екатеринодаре акционерного общества «Кубан­ское пароходство». Однако по какой-то причине Гусники продали один из своих заводов в 1916 г. крупнейшему предпринимателю в сфере машиностроительного производства Кубанской области П. В. Буковскому (16).

Затянувшаяся война с Германией почти на нет свела патриотический подъем первого года войны. Все тяжелей становилась жизнь екатеринодарцев. Постоянно росли цены. В город все время прибывали поезда с ранеными и беженцами. Жизнь становилась все неспокойней и, наконец, в феврале 1917 г. разразилась революция. 

Население Екатеринадара в основном с восторгом и надеждой встретило Февральскую революцию. На заседании городской думы был избран гражданский комитет, который и взял в свои руки «высшую гражданскую власть» в городе. В город прибыл комиссар Временного правительства, депутат всех 4-х созывов Государственный Думы от кубанских казаков К.Л. Бардиж. 10 марта в городе состоялся праздник Свободы. Каждый день в Екатеринодаре проходили собрания, митинги, съезды самых разных партий и общественных организаций. Россия становилась «самой свободной страной мира».

В силу исторических особенностей освоения Северо-Западного Кавказа и Кубанская область, и Черноморская губерния были территориями, где проживали представители более 40 народов. В марте – апреле 1917 г. в Екатеринодаре и Новороссийске состоялись собрания и съезды представителей многих национальных меньшинств. Их резолюции свидетельствуют о практически безоговорочной поддержке Временного правительства, с которым связывались надежды на полноправное участие нерусских народов России в общественной жизни страны (1).

В царское время нерусские народы могли создавать организации только благотворительной и просветительной направленности. После февраля 1917 г. стали создаваться национальные организации и общества, активно действующие в политической жизни общества. Одним из таких обществ стало чехословацкое общество, созданное весной 1917 г., председателем которого был В.К. Гусник. Многие национальные организации продолжили свою деятельность и в годы Гражданской войны, занимаясь в основном оказанием помощи беженцам, организацией их эвакуации.

22 марта 1919 г. в Екатеринодаре прошло собрание людей, сочувству­ющих славянскому единству, под председательством Н.И. Воробьева. На этом собрании В. К. Гусник доложил слушателям, что в Праге образован Чешско-русский ко­митет, задачей которого было сближение чехов с русским народом. При комитете созданы три комиссии: 1) вспомоществования – для оказания помощи русским военнопленным; 2) культурная; 3) экономическая (1). 

После установления на Кубани и в Черноморье советской власти в 1920 г. все национальные организации были закрыты. Организатор и лидер чехословацкого общества Владимир Карлович Гусник эмигрировал в Чехословакию. Его 70-летний отец Карл Лаврентьевич остался в Екатеринодаре, по старости отошел от производства и, приобретя участок земли на Дубинке (квартал 51-й), и занялся садоводством. Жизнь одинокого старика обор­валась трагически: 7 июня (уже после установления советской власти) К.Л. Гусника нашел мертвым в дачном домике его друг чех Ф. Ф. Ма­рек. Он вызвал милицию. Медицинская экспертиза дала заключение: причина смерти К.Л. Гусника – «задушение» (в современной криминалистике употребляется термин – удушение). О причинах можно только догадываться. Большевики, взявшие власть в свои руки, не могли быст­ро «навести порядок» и в Екатеринодаре царили беззаконие и бандитизм... Франц Францевич Марек отдал последний долг земляку – похоронил своего друга на Всесвятском кладбище (1).

Завод Гусника был национализирован в 1920 г. и передан в Управление местной промышленностью, а частные домовладения его cына В. К. Гусника в 1922 г. муниципализированы (1).

7 июля 1922 г. чугунолитейный, весовой и вальцерезный завод К. Л. и В. К. Гусников получил новое имя – «Краснолит» (красный литейщик) и был передан в подчинение Ростовского треста «Крайметаллотрест». В июне 1927 г. его персонал состоял из рабочих и 16 служащих. Оборудование оставалось прежнее: 4 двигателя мощностью 162 л. с, 114 станков и машин. Основной капитал завода составлял 290 тыс. рублей, годовая производительность достигала до 482 тыс. рублей. Завод выпускал различные виды весов, в которых страна нуждалась (4).

Когда началась Великая Отечественная война, на заводе «Краснолит» был освоен выпуск военной продукции. Летом 1942 г. завод был эвакуирован в г. Акмолинск, а при отступлении наших войск 9 августа 1942 г. был взорван, также как и другие промышленные предприятия (14). На здании в самом конце улицы висит мемориальная доска с барельефным изображением Володи Головатого, который работал на заводе в 1942 г. Недавний школьник, он организовал подпольный молодежный отряд для борьбы с оккупантами, но за две недели до освобождения города погиб (5).

После освобождения Краснодара от немцев, «Краснолит» начал функционировать в феврале 1943 г. под № 776 и входил в ведение комиссариата Минометного вооружения СССР (фонд № Р – 690, опись 1).

После окончания войны, в 1946 г. завод перешел в ведение Главного Управления по производству весов и испытательных машин Главмервеспром министерства Приборостроения СССР. Завод с численностью рабочих в 498 человек был ведущим предприятием страны по выпуску весов. В 1959 г. в связи с организацией Совета Народного хозяйства Краснодарского края, завод «Краснолит» был передан в Управление металлообрабатывающей, весовой и станкостроительной промышленности Краснодарского Совнархоза. Постановлением СНХ Северокавказского экономического района от 29 мая 1963 г. завод «Краснолит» был переименован в Краснодарский завод тензометрических приборов – «Тензоприбор». К этому времени на заводе выросли кадры квалифицированных рабочих, пополнился штат инженерно-технического персонала, усилились экономические службы и завод перешел на выпуск сложной продукции: приборы высокой точности для измерения деформаций в твердых телах электрическим способом. Объем валовой продукции вырос с 1946 г. в 19 раз, а численность рабочих в 3, 5 раза: с 1946 г. – 498 человек до 1725 в 1964 г. (фонд № Р – 690, опись 1). Это был единственный завод в стране, который выпускал тензометрические приборы (1).

Однако, начиная с 90-х годов, в результате проведения экономических реформ, во многих отраслях промышленности страны, в том числе и в Краснодарском крае наблюдался спад производства. Многие заводы, в том числе и «Тензоприбор» перестают существовать (1). Сейчас на рабочей территории завода «Тензоприбор» расположился строительный рынок, где торгуют материалами для «евроремонта».

От самого завода по ул. Кузнечной (Калинина) сохранилась одноэтажная кирпичная постройка с узкими продолговатыми окнами по фасаду, увенчанная пинаклями – островидными пирамидками, что придает зданию своеобразную красоту, напоминая «готический стиль». На ул. Meдведовской (Кирова) уцелел бывший «технический склад» инженера В.К. Гусника, а чуть далее – наклонившаяся стена старинной кладки литейного цеха.

Селезнев Дмитрий,
учащийся МОУДОД ЦДОД «Малая академия»,
ученик 8 «Е» МОУ лицей № 90

Список литературы:

  1. Бардадым В.П. Открытки на память. Краснодар: Сов. Кубань, 2005
  2. Весь Кавказ. Промышленность, торговля и сельское хозяйство Северного Кавказа и Закавказья. Кубанская область. Составитель Шапсович М. Типография Бакинского Полицеймейстера, 1914 
  3. Екатеринодар – Краснодар. 1793 – 1993. Краснодар: Краснодарское книжное издательство, 1993
  4. Индустриальное развитие Кубани в 1928 – 1937 гг. / http://zexy-999.ru/item/items7575378.html
  5. Краснодар в 1941 – 1942 гг. / http://student.km.ru/ref_show_frame.asp?id=F37423F99A7C445AA7E37ECE2B257B07
  6. Латкин В.Ф., Осадчий И.П. Дорогой борьбы. Хроника революционной деятельности большевистских организаций Кубани и Черноморья. 1883 – 1920 гг. Краснодар: Краснодарское книжное издательство, 1990
  7. Лотышев И.П. Краснодар. Путеводитель. Краснодар: Краснодарское книжное издательство, 1963
  8. Очерки истории Кубани. С древнейших времен по 1920 г. Под общей редакцией проф. В. Н. Ратушняка. Краснодар: Сов. Кубань, 1996
  9. Птицын А.Н. Миграция австро-Венгерских подданных в России и на Северный Кавказ (вторая половина XIX – начала XX века) // Ежегодник общества братьев Чапек. № 10. Санкт-Петербург: Глобус, 2009
  10. Пукиш В.С. Чехи-учителя в Кубанской области и Черноморской губернии в конце XIX – начала XX века.// Ежегодник общества братьев Чапек. № 10. Санкт-Петербург: Глобус, 2009
  11. Революционное движение на Кубани в 1905 – 1907 гг. Краснодар: Краснодарское книжное издательство, 1956
  12. Солодухин Л.А., Куценко Я.И., Чучмай Г.Т. Краснодар. Краснодар: Краснодарское книжное издательство, 1968
  13. Трехбратов Б.А. Крупнейшие кубанские предприниматели XIX – начала XX века.// Образование. Наука. Творчество. 2006. № 1
  14. Шахова Г. Улицы Краснодара рассказывают… Кн. 2. Краснодар: Издательство «Традиция», 2008
  15. Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года. Под ред. Трехбратов Б.А. Краснодар: «Эдви», 1997
  16. Юрченко И.И. Фабрично-заводская промышленность на Кубани в 1913 – 1916 гг. Екатеринодар, 1920

21.11.2011

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru