1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Краснодра в камне и бронзе

Назар Ретов:  «Телеграмма из прошлого»

ТЕЛЕГРАММА ИЗ ПРОШЛОГО
(Документальное расследование дилетанта)

     Несколько лет назад, «зачищая» неисчерпаемые кладези документальных материалов одного из фондов Государственного архива Краснодарского края, мне попалась на глаза телеграмма следующего содержания:


     Интуитивно почувствовав, что за этим кроется какая-то интересная история, небольшой эпизод минувшего времени и его непередаваемое дыхание, я, ничтоже сумнящеся, эту телеграмму «зафиксировал». Так, на всякий случай. Впоследствии она как-то выпала из контекста работы, как, впрочем, и из памяти. Такие случаи не единичны, поскольку многие ценнейшие документальные источники иногда просто не вписываются в общую канву работы и, к моему глубочайшему сожалению, и не только моему, так и не вводятся в научный оборот, продолжая терпеливо дожидаться СВОЕГО исследователя. Так могло произойти и в случае с означенной телеграммой…
     Недавно, учиняя генеральную «уборку» порядком захламленного компа, я вдруг наткнулся на телеграмму и у меня рука не поднялась щелкнуть клавишу DEL. Поразмыслив над этим и не понимая, что меня удерживает от немедленного приведения в исполнения смертного приговора злосчастному кусочку бумаги с наклеенными полосками телеграфной ленты, мой взор внезапно остановился на словах «ЕГО ВЫСОЧЕСТВО». Вот оно что! Покоя не давал вопрос, вернее, вопросы: «Кто? Где? Когда?» Впрочем, с «Где? Когда?» было ясно, но «Кто?» Кто этот «ЕГО ВЫСОЧЕСТВО»? Я понял, что пока не будет найден ответ на этот вопрос, телеграмма будет мешать мне жить, смотреть футбол, попивая пиво, виноват, минералку, и слушать новые диски Whitesnake, Jorn и Halford. Решение, как говорится, было принято окончательно и бесповоротно. И я с головой окунулся в непостижимый и захватывающий мир решения исторических ребусов и головоломок…
     Для начала надо было установить автора телеграммы. Больших проблем с этим не возникло. Фамилия Шкуропатский (в тексте телеграммы – «ротмистръ ШкурУпатский», разумеется опечатка телеграфиста) в определенных кругах достаточно известная. Полистав несколько авторитетных источников и обобщив сведения, выяснил, что из нескольких Шкуропатских, в разное время служивших в Собственном Его Императорского Величества (СЕИВ) конвое, по хронологии событий можно идентифицировать только одного: Де(и)омид Иосифович (Осипович) Шкуропатский – на 30 апреля 1861 г. поручик, переведен в лейб-гвардии Кавказский казачий эскадрон СЕИВ конвоя из лейб-гвардии Черноморского дивизиона, полковник (1876), зачислен по Кубанскому казачьему войску 23 апреля 1877 г. Поразительно: в 1875 г. – ротмистр, а в 1876 г. – полковник! За год, перепрыгнул через подполковника. За просто так – дело невиданное! А если не за просто так? Ведь Шкуропатский телеграфирует: «…ЕГО ВЫСОЧЕСТВО ОСТАЛСЯ ВЕСЬМА ДОВОЛЕН…» Что необходимо предпринять, чтобы Его Высочество «остался весьма доволен»? Уже смутно я начинал догадываться, в чем здесь, как говорил известный персонаж, загогулина. Однако не торопился с преждевременными выводами. Замечу, что в соответствии с небезызвестной «Табелью о рангах», конвойцы, в тот исторический период числящиеся по армейской кавалерии, имели отличительные воинские звания от казачьих войск, например: ротмистр = есаул, подполковник = войсковой старшина, ну а полковник, он и в Африке полковник!
     Итак, автор телеграммы, будем считать, условно установлен и опознан. Перейдем к адресату. Несомненно, им мог быть кто-либо из начальства, например, командир СЕИВ конвоя. Во времена оные им являлся генерал-майор Свиты Петр Александрович Черевин. (В скобках замечу, что предположения эти оказались неверными, но близкими к истине по сути). 

    Далее необходимо было выяснить персону таинственного (на тот момент) Его Высочества. Для начала раскрыл книгу Г.А. Мурашева «Титулы, чины, награды» (СПб., 2002), чтобы досконально прояснить иерархию титулования. Вот что я там нашел: «Император, обе императрицы, наследник и его жена (а до 1885 г. и великие князья) обладали исключительным правом именоваться титулом «государь», «государыня» (например: «государь император»). Первые трое имели, кроме того, право на общий титул «ваше императорское величество», наследник и великие князья – на титул «ваше императорское высочество», а князья императорской крови (правнуки императора, а в роде каждого правнука старший сын и его старшие потомки мужского пола) – на титул «ваше высочество (с 1886 г. младшие сыновья правнуков императора и их потомки в мужских линиях имели право на титул «ваше светлость»). Известны случаи пожалования титулом «ваше императорское высочество» дальних родственников императора по женской линии». Короче, без бутылки ряженки не разберешься. Впрочем, некоторые моменты уже можно было обозначить. Необходимо было обратиться к спецам, к категории каковых я не без основания отношу главного специалиста Крайгосархива  (он же – автор ряда статей на сайте) Алексея Олеговича Андреева. Выслушав меня и уяснив задачу, он предложил три-четыре «кандидата» на данный титул, исходя из хронологических рамок. (Забегая вперед, замечу, что один из «кандидатов» и был тем самым «Его Высочеством»!)
     Далее я засыпал вопросами главного спеца, важный из которых: Куда мог направиться Его Высочество с пароходной пристани Екатеринодара? Ответ был для меня несколько неожиданным: по старому руслу Кубани в те временны можно было доплыть до Черного моря, а далее – в Ливадию, императорскую резиденцию в Крыму. Такая вот версия. Удовлетворенный ответом, я, тем не менее, заглянул в «Очерки по топонимике Кубани» (Краснодар, 2006) В.Н. Ковешникова и вот что обнаружил: «Еще в I в. н.э. дельта реки Кубань терялась среди островов и проливов, которые существовали на месте Таманского полуострова. В те времена река несла воды как в Азовское, так и в Черное моря. Затем острова соединились и под воздействием внутренних и внешних сил уже в V в. н.э. острова превратились в полуостров. В этот период около 50% воды река несла в Черное море, а остальное – в Азовское. В XIX в. сток реки в Черное море человеком был практически прекращен, а рукав стал называться Старая Кубань, который впоследствии зарос». Итак, от «пароходной пристани» Екатеринодара в 1875 г. по Кубани можно было выйти в Черное море. Ну, а Ливадия?
     Как всегда помог хронограф истории СЕИВ конвоя Николай Васильевич  Галушкин, в тяжкую годину Великой войны служивший сотником л.-гв. 2-й Кубанской сотни конвоя, и по просьбе великой княгини Ольги Александровны (родной сестры императора Николая II) написавший в Калифорнии книгу «Собственный Его Императорского Величества конвой», вышедшую в 1961 г. в Сан-Франциско тиражом 500 экземпляров. Он свидетельствует: «С 1875 года началась открытая борьба балканских славян с Турцией. В это время Высочайший Двор находился в Крыму. Ливадийский дворец (тот самый, кстати, где в августе 1991 г. ГКЧПисты под домашним арестом держали М.С. Горбачева вместе с членами его семьи. Причуды истории! – авт.) охранялся взводом Л.-Гв. 2-го Кубанского эскадрона под командой штабс-ротмистра Скакуна и двумя льготными сменами команды Крымских татар Конвоя». Таким образом, можно предположить, что неизвестный (пока!) член Августейшей фамилии из столицы Кубанской области вполне реально мог направляться в Крым.
     Оставался последний, но главный вопрос: кто скрывается под титулом «Его Высочество»? Я поместил на форумах нескольких монархических и военно-исторических сайтов «нашу» телеграмму и милостиво попросил знатоков прояснить ситуацию. Две недели терпеливо ждал. Знатоки и эксперты сочувственно вздыхали и пожимали плечами, ссылаясь на давность происходящего. Уразумев, что толку от них не будет, я принял суперстратегическое решение: ответ искать в архиве. Но время, время… Да и необъятная толщина иных «единиц хранения» приводила меня в шок. И тут я вспомнил одну вещь, до которой, почему-то, не додумался сразу (Бог, видит, виной тому жара). По архивным канонам в непосредственной близости от телеграммы должны быть подшиты в деле какие-либо «сопутствующие» документы!
     …Хватило и пяти минут, чтобы все рассосредоточилось по своим местам. Как-то стало даже обидно, что все оказалось настолько быстро и просто. Далее приведу несколько документов с небольшими комментариями.
      Итак, Документ № 1.

Командир                                                                      Командиру Собственного
Л.-Гв. 1-го Кавказского                                                 Его Императорского
Кубанского казачьего эскадрона                                   Величества Конвоя
Собственного Его Императорского
Величества Конвоя
№ 104
15 сентября 1875 года
Ст. Пашковская

РАПОРТ


Согласно §15 Положения о Собственном Его Императорского Величества Конвое 1861 года, измененного проектом, приложенным к приказу по Военному ведомству от 4 мая 1864 года № 147, воинские чины вверенного мне л.-гв. Кубанского казачьего эскадрона собраны в станице Пашковской для осмотра.
О чем Вашему Васокоблагородию честь имею донести.
Ротмистр Шкуропатский

     Комментарии: В соответствии с Положением о СЕИВ конвое, «льготные эскадроны Собственного Его Величества конвоя ежегодно созываются в полном составе в учебные сборы на три недели. …Пунктами для учебных сборов льготных эскадронов конвоя назначаются: в Кубанском казачьем войске – станица Пашковская и в Терском – станица Прохладная».

Документ № 2.
                        
Командир                                                                    Командиру Собственного
Л.-Гв. 1-го Кавказского                                                Его Императорского
Кубанского казачьего эскадрона                                  Величества Конвоя
Собственного Его Императорского
Величества Конвоя
№ 124
27 сентября 1875 года
Гор. Екатеринодар


РАПОРТ


     Сего дня с вверенным мне эскадроном я имел счастье провожать Его Высочество Великого Князя Михаила Николаевича от квартиры его до пароходной пристани, где Его Высочество вышедше с экипажа милостиво поблагодарил эскадрон и простившись уехал. О чем Вашему Высокоблагородию доношу.
Ротмистр Шкуропатский
                                                  [Получено адресатом 18 октября 1875 г.]

     Комментарии: Лексика и стилистика документа, как и предыдущего, сохранена, убраны лишь Яти и прочие недоразумения Русского алфавита.
      Необходимо обратить внимание на то, что рапорт направлен на следующий день, после отправки «нашей» телеграммы. К чему бы это? Все разъясняется в Документе № 4.
      А почему так долго доставлялся рапорт? Ответ очевиден: командир СЕИВ конвоя П.А. Черевин находился в Крыму, т.к. обязан был присутствовать в месте дислокации Августейшей фамилии.
     Итак, загадка разгадана! Великий князь Михаил Николаевич (родной брат императора Александра II) долгое время (6.12.1862 – 23.07.1881) был наместником на Кавказе и одновременно главнокомандующим Кавказской армией (1862 – 1865), войсками Кавказского военного округа (1865 – 1881), главнокомандующим Кавказской армией в русско-турецкую войну 1877 – 1878 гг. В молодости он принимал участие в Крымской войне, а потом был назначен на очень опасный и ответственный пост – наместника на Кавказе. Здесь Михаил Николаевич проявил себя с самой лучшей стороны. Он сумел не только завершить казавшуюся бесконечной Кавказскую войну и утихомирить этот регион, но и создать на Кавказе прочный бастион Российской империи. Национальную политику он возвел в ранг подлинного искусства и добился на этом поприще выдающихся результатов. Прежний наместник, князь А.И. Барятинский, советовал ему: «Уважайте местные обычаи, Ваше Императорской Высочество», и великий князь в своей деятельности всегда следовал этому завету. Главными принципами его политики были гибкость, умение найти общий язык с представителями различных народов, постепенность и терпеливость. В конечном итоге когда-то почти дикий и пугавший Россию регион превратился в цветущий умиротворенный оазис, жители которого сделались верными подданными всероссийского императора. Кавказцы искренне уважали Михаила Николаевича, считая для себя большой честью, что государь послал к ним собственного брата. При великом князе на Кавказе было полностью отменено крепостное право, быстрыми темпами развивалось хозяйство, просвещение, здравоохранение. Когда в 1901 г. Михаил Николаевич приехал на столетний юбилей вхождения Грузии в состав России, его встречали с поистине царским великолепием. Свою любовь к Кавказу он привил и сыновьям, при дворе их иногда называли «кавказцами». А во что теперь превратился Кавказ? Терроризм, экстремизм, безработица, обнищание народа. А Тбилиси умывается в кровях…

Документ № 3.
                        
Командир                                                                     Командиру Собственного
Л.-Гв. 1-го Кавказского                                               Его Императорского
Кубанского казачьего эскадрона                                 Величества Конвоя
Собственного Его Императорского
Величества Конвоя
№ 125
27 сентября 1875 года
Гор. Екатеринодар


РАПОРТ


     Вверенный мне эскадрон сего числа по приказанию Начальника Штаба распущен по домам, по случаю окончания лагерного времени.
     О чем Вашему Высокоблагородию доношу.
     Ротмистр Шкуропатский

     Комментарии: В один день Шкуропатский направляет сразу два рапорта. Вероятно, лагерные сборы были «липовыми», т.е. заранее стало известно о проезде через Екатеринодар наместника на Кавказе, поэтому начальство решило собрать конвойцев, находящихся на льготе, в ст. Пашковской и оттуда выехать навстречу Михаилу Николаевичу. Дело в том, что от Екатеринодара до Пашковской расстояние составляло 9 верст, а в телеграмме речь идет о 15-ти верстах, помните? Когда же великий князь убыл от «пароходной пристани» из Екатеринодара, то конвойцев тут же распустили по домам, «по случаю окончания лагерного времени». Ну, блин, вы даете, хитрецы! Ну и не надо забывать, что сборы продолжаются три недели, а не с 15 по 27 сентября…

Документ № 4.                                                                                                                                 
                                                                                                                                                                  Управляющему делами
Императорской Главной Квартиры
[Свиты Его Величества
Генерал-майору Воейкову]

РАПОРТ [№ 695 от 30 сентября 1875 г.]

     Командир л.-гв. 1-го Кубанского казачьего эскадрона вверенного мне Конвоя ротмистр Шкуропатский донес мне, что 25 числа сего сентября вверенный ему эскадрон собрался для практических занятий под гор. Екатеринодаром, встретил Его Императорское Высочество Главнокомандующего Кавказскою Армией в пятнадцати верстах от означенного города и сопровождал до города, а 26 числа эскадрон был представлен Его Высочеству, который изволил изъявить свое удовольствие за сделанные построения и джигитовку, о чем для сведения доношу Вашему Превосходительству.
[Адъютант Конвоя, штабс-ротмистр] Кулебякин

     Комментарии: Поскольку СЕИВ конвой структурно входил в Императорскую Главную Квартиру, а командир Конвоя находился при императоре в Крыму, то ротмистр Шкуропатский направлял телеграмму своему начальству в лице адъютанта Конвоя Кулебякина (на тот момент находящегося в С.-Петербурге за главного), а тот, в свою очередь, рапортовал Воейкову. Все логично с точки зрения иерархической соподчиненности. Что касается Парфентия Терентьевича Кулебякина, казака ст. Червленной Терского казачьего войска, то служил он в Конвое с 30 августа 1865 г. и если 30 сентября 1875 г. был адъютантом Конвоя (достаточно высокая офицерская должность), то с 15 октября 1876 г. являлся уже командующим л.-гв. Терским казачьим эскадроном Конвоя. Кстати, когда 1 марта 1881 г. в С.-Петербурге террористы-народовольцы взрывом бомбы смертельно ранили Александра II, именно П.Т. Кулебякин, в числе других руководителей различных охранительных спецслужб, осуществлял безопасность императора и получил тяжелое ранение. Некоторые исследователи ставят ему в вину сей факт, однако мое глубокое убеждение – борьба с терроризмом может быть эффективной только путем проведения комплексных оперативно-розыскных мероприятий, чем, разумеется, СЕИВ конвой не занимался и не мог заниматься. Другие спецслужбы были предназначены для этого. После теракта, 3 мая 1881 г. П.Т. Кулебякину был присвоен чин полковника (ранее он был награжден золотой шашкой с надписью «За храбрость» и орденом Св. Георгия 4-й степени), а умер он 20 июля 1906 г. во Владикавказе. И еще. Именно джигитовкой конвойцев-кубанцев «Его Высочество остался весьма доволен», т.к. то, что они вытворяли, поражало не только членов Императорского Дома, но и руководителей зарубежных государств, прибывавших с визитами в северную столицу. За виртуозность, мужество и высокий профессионализм конвойцы регулярно награждались. Это я к тому, как Д.И. Шкуропатский стал полковником. Тема джигитовки конвойцев вообще заслуживает отдельного очерка.
     На основании изложенного, будем считать расследование проведенным в полном объеме. Если замечены какие-либо неточности, оплошности, нестыковки и т.д., прошу указать на сей счет.
     P.S. Поставив последнюю точку, воткнул в музыкальный центр CD и нажал Play на песне Telegram c альбома Close Enough For Rock'n'Roll поросших мхом шотландцев Nazareth. И понеслось: Sent a telegram today, tomorrow you'll be on your way… Я вам скажу это нечто…

09.07.2011

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru