1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Краснодра в камне и бронзе

Назар Ретов:  «Три дня в Екатеринодаре. Визит императора Александра III»

     С конца мая до начала сентября 1888 г. Кубанское областное жандармское управление, созданное восемь лет назад и, до того, вообще не избалованное вниманием высокого начальства по причине отсутствия, как бы сейчас сказали, «громких преступлений, вызвавших большой общественный резонанс» на окраине Российской Империи, вдруг попало в поле зрения штаба Отдельного Корпуса жандармов – центрального ведомства тайной полиции. 24 мая 1888 г. последовал приказ № 48 по Корпусу об усилении наблюдения по Кубанской области, с добавлением штатов и открытии двух жандармских пунктов – в посадах Вельяминовском (ныне – г. Туапсе) и Даховском (ныне – г. Сочи), причем за счет Ковенского и Виленского жандармских управлений. В период с 1 августа по 4 сентября на Кубань начали прибывать жандармские офицеры и унтер-офицеры. Наконец, 27 августа 1888 г. все встало на свои места: из штаба Корпуса жандармов поступило секретное предписание № 151 согласно которому на период с 1 по 29 сентября в Екатеринодар были откомандированы для несения службы 8 жандармов из Ейского, Новороссийского, Майкопского и Даховского пунктов: ротмистр Лосев, вахмистр Кондратий Штанев, унтер-офицеры Афанасий Головко, Леонтий Солодилов, Федор Федоренко, Павел Рябой, Никита Дикарев и Антон Черкасов, а в Новороссийск – 2 жандарма из Вельяминовского пункта: Пантелеймон Аршава и Дорофей Лимаренко.
Все эти организационно-кадровые мероприятия были связаны с тем, что осенью 1888 г. император Александр III планировал совершить поездку по Кавказу с посещением всех его крупнейших городов. Намеревался он заехать и в Екатеринодар.
     Такая предусмотрительность со стороны жандармов была не излишней – политический терроризм в России уже пустил корни, и обеспечение безопасности императора было продумано до мельчайших деталей. Стоит ли напоминать, что 1 марта 1881 г. в Петербурге был смертельно ранен террористами-народоволь¬цами отец нынешнего императора – Александр II. А через шесть лет, 1 марта 1887 г., террористы, среди которых был и А.И. Ульянов – старший брат «вождя мировой революции»», решили повторить «второе 1 марта»: на этот раз  они открыли «охоту» на Александра III. Общеизвестно, что все террористы были арестованы еще до приведения теракта в исполнение. Но у кубанских жандармов вызывал опасение тот факт, что один из членов террористической группы, уроженец Ейска, некий Н.А. Рудевич, успел скрыться в Швейцарии и примкнул к группе «неблагонадежной по политическим направлениям молодежи». И вот в июне 1888 г., накануне визита императора в Екатеринодар, Департамент полиции Министерства внутренних дел сообщил в Кубанское областное жандармское управление о намерении вернуться в Россию «разыскиваемого государственного преступника» Н.А. Рудевича. Необходимо было принять меры превентивного характера, а заодно взять под пристальное наблюдение и «политически неблагонадежных лиц», в число которых попали бывший народный учитель ст. Брюховецкой Кочевский, дочь городского архитектора Хлебникова, лесничий Улагай, поповский сын Эрастов и многие другие нигилисты.
     Был и еще один нелицеприятный фактор. Еще в 1879 г. Наместник императора Александра II на Кавказе великий князь Михаил Николаевич конфиденциально сообщал шефу жандармов о том, что в ряде местностей Кавказского края, «и преимущественно в Кубанской области, стали появляться агенты тайной революционной пропаганды». И это в регионе Кубанского казачьего войска, где испокон веков традиция службы государю-императору не утрачивала своего смысла! Можно было только догадываться, каким карам небесным могли бы быть подвержены не только жандармские чины, но и все казачье начальство области, в случае какого-либо инцидента. Поэтому «силовики» – жандармы и полиция – были переведены на круглосуточный режим работы.
     Вот в такой непростой оперативной обстановке и приходилось решать вопросы обеспечения безопасности императора Александра III и его августейшей семьи…
     Надо сказать, что после теракта на Александра II, проблема обеспечения безопасности Александра III стала одной из важнейших государственных задач. 11 августа 1881 г. было утвержденное «Положение об охране Его Величества», главным начальником охраны был назначен генерал-майор Свиты П.А. Черевин. Под его непосредственным началом к 1888 г. (на момент посещения Александром III Екатеринодара) находились: Сводно-гвардейский батальон, 1-й Железнодорожный батальон, Дворцовая полиция, включавшая Секретную часть, и Железнодорожная инспекция. Кроме того, в осуществлении охраны принимали участие Собственный Его Императорского Величества конвой и Дворцовая рота гренадер, которые находились в ведении министра императорского двора. А помимо этого, жандармы, полиция, секретная агентура…
      Вернемся, однако, к подготовке визита. В кратчайшие сроки на пересечении улиц Котляревской (ныне – Седина) и Екатерининской (ныне – Мира) к приезду императора на средства Екатеринодарского купеческого общества (12787 рублей 38 копеек серебром) была возведена Триумфальная Александровская арка («Царские ворота»), как парадный въезд в город со стороны вокзала. Красивое сооружение, построенное в русском стиле (архитектор В.А. Филиппов), с башенками, увенчанными орлами, в нишах со стороны фасадов – дорогие иконы под золоченой резной сенью с образами Св. Александра Невского (со стороны въезда в город) и Св. Великомученицы Екатерины (с другой стороны). Под образами – золоченые надписи: «Александр III. Да осенит Тебя, Великий Государь, Божиею Благодатью Твой Ангел Хранитель» и «В память посещения г. Екатеринодара Императором Александром III, Императрицею Мариею Федоровной и Наследником Цесаревичем Николаем Александровичем в 1888 году».    

     21 сентября в 17 часов к перрону Екатеринодарского вокзала подкатил императорский поезд с Александром III, его супругой Марией Федоровной, двадцатилетним наследником престола Николаем, вторым сыном царя Георгием и, как водится, многочисленной свитой. Современники вспоминали, что слух о приезде царя разнесся накануне прибытия и «поднялась особая тревожно-радо¬стная суета по городу и в учреждениях». Некоторую пикантность добавлял тот факт, что цесаревич, будущий император Николай II, являвшийся августейшим атаманом всех казачьих войск, был в форме лейб-гвардии Кубанского казачьего эскадрона Собственного Его Императорского Величества конвоя. Квартира наказного атамана Кубанского казачьего войска генерал-лейтенанта Г.А. Леонова стала «временным царским дворцом», как именовала его в эти дни пресса, причем особая охрана осуществлялась круглосуточно.


    

     В день приезда царской семьи был отслужен молебен в Войсковом соборе во имя Св. Александра Невского. Император хорошо отозвался о войсковом хоре, отметив «отличное исполнение музыкальных программ» и повелел наказному атаману Г.А. Леонову «озаботиться расширением и улучшением этого хора» (сегодня – этой известный на весь мир Кубанский казачий хор под управлением В.Г. Захарченко). Торжества по случаю приезда царской семьи проходили в областном правлении, общественном собрании, городском саду. Были устроены народные гулянья. На встрече с депутацией от Кубанского казачьего войска, горцев и учреждений, кубанский писатель и историк генерал-лейтенант И.Д. Попко преподнес императору на серебряном блюде хлеб-соль.


    

     На следующий день, 22 сентября, состоялся торжественный сбор Войскового круга. По окончанию благодарственного молебна наказной атаман Г.А. Леонов передал войсковую булаву наследнику цесаревичу. Во дворе атаманской квартиры состоялось вручение подарков от депутаций и Высочайший завтрак. Александру III очень понравился подарок офицера кубанского войска Султана Азамат-Гирея – девять верховых лошадей с шикарными седлами. Наследнику Николаю, среди многочисленных подарков был преподнесен сборник в роскошном алом бархатном переплете с золотым тиснением «Кубанское казачье войско. 1696–1888», составленный кубанскими историками Е.Д. Фелицыным и Ф.А. Щербиной, и не задолго до визита изданный в Воронеже. Государь одарил авторов: первый получил золотые запонки, украшенные бриллиантами, а второй – именным царским перстнем с бриллиантами.
     После обеда император посетил Войсковой музей, Мариинский женский институт, войсковые женскую и мужскую гимназии, женскую профессиональную школу, Войсковую оружейную мастерскую, Войсковую больницу и Фельдшерскую школу. Местный фотограф А.П. Чернов сделал альбом из 18 снимков о пребывании Александра III, который позже преподнес в дар царской семье.
      Во многом благодаря усердию чинов Кубанского областного жандармского управления, пребывание в Екатеринодаре императора с семьей не было омрачено чрезвычайными происшествиями. Свои служебные обязанности жандармы исполнили безупречно. Впрочем, произошло небольшое ЧП. Вечером гостей ждал городской сад, превращенный в «фантастическую галерею арок из белых матовых лампочек. В ротонде, тоже красиво украшенной, в гостиной был накрыт чай, а в зале звучала музыка: начались танцы. Торжество закончилось блестящим фейерверком».

     Что уж там произошло с этим «фейерверком», остается только догадываться, но как следует из приказа начальника Кубанского областного жандармского управления полковника А.А. Самойлова, унтер-офицер П. Ругаленко «при прекращении бывшаго вечером 22-го... сентября пожара в беседке Екатеринодарского городского сада, в которой изволили находиться в то время ИХ ИМПЕРАТОРСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА», проявил находчивость, за что был премирован 25 рублями «по ВЫСОЧАЙШЕМУ Повелению». По тем временам достаточно большие деньги.
     23 сентября император отбыл по недавно введенной в эксплуатацию железной дороге в Новороссийск, а оттуда царская семья пароходом отправилась в Батуми. Перед отплытием Александр III, «во время пребывания своего в Кубанской области и Черноморском округе, обратив внимание на общее благоустройство и отличный, во всех отношениях, порядок», объявил «МОНАРШЕЕ благоволение всем начальствующим лицам», а «нижним-же чинам жандармского Управления» пожаловал «по 1 рублю на человека». Начальник Управления полковник А.А. Самойлов получил от импера¬тора в награду «перстень с вензелевым изображением Высочайшего имени», адъютант Управления штабс-ротмистр Соколовский и оба помощника начальника Управления ротмистры Всесвятский и Лосев – по подарку «из кабинета Его Величества», а вахмистры Гура и Штанев – «серебряные часы с цепочкою каждому».
      Вероятно, у Александра III остались самые благие воспоминания о посещении Екатеринодара, так как дальнейшие события говорят сами за себя. Уже в ноябре 1888 г. А.А. Самойлов убывает в отпуск с выездом в С.-Петербург, откуда возвращается 9 декабря. Вслед за этим, 15 декабря в  Екатеринодар приходит приказ № 104 по Отдельному Корпусу жандармов от 3 декабря, на основании которого А.А. Самойлов был переведен для дальнейшей службы в штаб Отдельного Корпуса жандармов в С.-Петербург. Нетрудно предположить, что деятельность А.А. Самойлова на посту начальника Кубанского областного жандармского управления нашла адекватную оценку со стороны командира Корпуса жандармов генерал-лейтенанта К.М. Шебеко, подписавшего вышеуказанный приказ.
      Заслуживает внимания и еще один немаловажный аспект. Вполне естественно, особые меры предосторожности принимались при организации поездок императора по железным дорогам. Окончательный маршрут движения царского поезда определялся в день отправления. От станции отправлялось сразу два или три поезда; установить, в котором из них находится государь, для постороннего было практически невозможно. Вдоль железнодорожного полотна на всем пути следования выставлялось армейское оцепление, солдаты которого имели право применять оружие на поражение при малейшей опасности. Но как бы то ни было, по вновь введенной в эксплуатацию 25 июня 1888 г. железнодорожной ветке Екатеринодар–Новороссийск Владикавказской железной дороги императорский поезд проехал без всяких происшествий.
      Катастрофа случилась через месяц после визита императора на Кубань. 17 октября 1888 г., направляясь в северную столицу, царский поезд сошел с рельсов возле станции Борки Лозово–Севастопольской железной дороги. Погибло 22 человека, 41 был ранен, из которых 6 скончались. Политическая полиция, предполагавшая теракт, старательно искала злоумышленников, но никакого заговора не было. А было обычное русской разгильдяйство. Комиссию по расследованию причин крушения возглавил обер-прокурор Уголовно-кассационного департамента Сената видный юрист А.Ф. Кони. В состав комиссии вошли 15 ведущих экспертов в области техники. По результатам расследования было установлено, что крушение было следствием ряда технических нарушений из-за недобросовестного исполнения железнодорожными служащими своих обязанностей.

      Крушение наглядно показало, что угроза безопасности высочайших особ может исходить не только от террористов. Технический прогресс, предоставлявший человеку большие возможности, требовал качественных изменений в системе охраны жизни и здоровья, а также должного уровня технологической культуры, которая системой русского «авось» не предусматривалась. По итогам работы комиссии были приняты самые решительные меры: министр путей сообщения Посьет, заведующий движением императорских поездов Таубе, главный инспектор инженер Шернваль и начальник управления железных дорог Салов были отправлены в отставку.
      Александр III при катастрофе не пострадал, но как многие считают, ушел из жизни намного ранее из-за нее. Говорят, что в момент схода с рельсов вагона, где находились за завтраком члены августейшей семьи, крыша вагона сорвалась, образовав угрожающий навес на столом. Император успел подставить плечи под край крыши и удерживал его, пока члены семьи и свита не выбрались из-под обломков. Находящийся у него в кармане серебряный портсигар от удара расплющился. Существует версия, что этот удар стал причиной развития почечной болезни. Как бы то ни было, через шесть лет Александр III скончался в Ливадии…
      В честь этого «чудесного спасения августейшей семьи» общественность Екатеринодара решила построить новый храм. Выполнить проект было поручено архитектору И. К. Мальгербу. Новый собор строился 14 лет. Торжественное освящение главного престола состоялось только 23 марта 1914 года. И поныне семипрестольный собор во имя Св. Великомученицы Екатерины расположен на участке улиц Мира и Красноармейской.
       А что же случилось с Триумфальными воротами? Когда в Екатеринодаре завершилось «триумфальное шествие Советской власти», то в первую очередь коммунисты «разобрались» осенью 1920 г. с памятником императрице Екатерины II М.О. Микешина и Б.В. Эдуардса. Вместо нее на постаменте устремилась в небо «остроконечная трехгранная игла, с каждой стороны которой – рельефные портреты К. Маркса, Ф. Энгельса и В.И. Ленина». На очереди были «Царские ворота». Газета «Красное знамя» в № 135 от 18 июня 1922 г. поставила диагноз: «Никакой художественной ценности эти неуклюжие ворота Александра III не представляют, исторического значения не имеют и только загромождают улицу, затрудняют движение». (В скобках заметим, что еще в декабре 1900 г. сквозь арку пустили трамвай бельгийской «Компании тяги и электричества»). Хотя изрядно и обворованная голодранцами, арка продолжала стоять вплоть до 9 января 1926 г., когда один из членов Краснодарского горсовета выступил с инициативой «немедленно разобрать «царские ворота, о которые разбивают лбы кондукторы трамваев», а «полученным кирпичом замостить тротуар от конца Садовой до Новых планов». Сказано – сделано. Пожарные Главной части Краснодарской городской пожарной команды, расположенной неподалеку (угол улиц Седина и Пролетарская – ныне Мира) взялись за дело. 5 сентября 1928 г. «Красное знамя» сообщила, что «снос триумфальных ворот на Пролетарской улице подходит к концу. 2/3 ворот снесено. Идет уборка битого кирпича. Работа велась так, что трамвайное движение совершенно не задерживалось»… 
       К счастью, до наших дней сохранились фотографии Триумфальной арки. Не прошло и 80 лет, как она была восстановлена, правда, уже в другом месте – на аллее улиц Красная и Бабушкина.

23.02.2011

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2017 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru