1. Туапсе
  2. Майкоп
  3. Усть-Лабинск
  4. Приморско-Ахтарск
  5. Тихорецк

  1. Загрузить фото
  2. Фотопрогулка
  3. События
  4. Выпускной альбом
  5. Организации
  6. Уч. заведения
  7. Горожане
  8. Письма
  9. Адресная книга
  10. Хобби
  11. Статьи
  12. Документы
  13. Видео
  14. Карты
  15. Форум
  16. Гостевая книга
  17. Благодарности
  18. О нас

  1. Дружите с нами:
  2.      
Екатеринодар-Краснодар
Январь в фотографиях

Елена Перетриева:  «Новый год и Рождество в Екатеринодаре»

Уходит 2020 год. Такой красивый и такой страшный. Наверное, впервые мы не столько ждем прихода нового года, как того, что уйдет старый. Год, ворвавшийся во многие семьи проблемами, бедами, а порой, и непоправимым горем. Год, изменивший образ жизни и привычки. Год, сломавший даже новогодние традиции: не будет всеми любимой Семейной елки в Молодежном театре, прервется нумерация Новогодней фантазии в творческом объединении «Премьера», не услышит звона бокалов в антракте муниципальный концертный зал, не услышим мы замечательные песни Кубанского казачьего хора на Рождественских концертах.

В общем, будет, что анализировать историкам через 100 лет.

А нам сегодня хочется вспомнить, как праздновали Рождество и Новый год на Кубани и в Екатеринодаре более века назад.

Екатеринодар. №1. Общий вид города. Съ Новымъ годомъ!

Открытка издательства Горчакова.

Празднованием Нового года с 31 декабря на 1 января мы обязаны Петру I. Это он в 1699 году издал указ № 1736 «О праздновании Нового года», согласно которому «в церкви, и кому случится и в дому своем, перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевеловых», «а людям скудным комуждо хотя по древцу или ветви на вороты, или над хороминою своею поставить», а также в 1 день «генваря» необходимо было поздравлять друг друга с Новым годом, зажигать «огненные потехи», «учинить трижды стрельбу и выпустить несколько ракетов». А «деревья украшенные», и огни должны были существовать 7 дней (число дней сотворения мира).

В старину из двух декабрьских праздников основным, конечно, было Рождество. И ёлки ставили и украшали к Рождеству, и в этот праздник зажигали свечи. Наряжали ёлки только взрослые и не показывали ее детям до самого праздничного вечера.

Игрушки, как правило, даже в богатых семьях, делали сами. Таковой была традиция. Дружно склеивали члены семьи из цветной, золотой и серебряной бумаги цепи, звезды, золотых рыбок. На ёлку вешали орехи, завернутые в фольгу, конфеты, яблоки. Верхушку ёлки украшала «вифлеемская звезда».

К слову сказать, ёлку можно было купить за 1 рубль, в то время как набор ёлочных игрушек стоил от 50 копеек до 200 рублей.

Празднование Нового года как раз приходилось на середину Святок. В последний день уходящего года в кубанских станицах особенно веселилась молодежь. По домам «водили Мыланку», т.е. наряженную девушку и пели особые песни-пожелания, щедровки, причем желали не богатства, а прежде всего здоровья и урожая.

Щедровали в основном, девушки и женщины. А вот парни предавались новогодним шалостям. Например, обычным делом было снять калитку или ворота и занести ее на другой край станицы, причем «страдали» дворы либо «девок гулящих», либо очень уж «строгих».

У взрослых были занятия поважнее. Они окуривали деревья, защищая их от вредителей и болезней. Если встречалось дерево слабое, то стучали по нему топором, угрожая срубить. Был популярным и обряд «вождения козы», который демонстрируют артисты Кубанского казачьего хора на своих Рождественских концертах. Толпа ряженых ходила от двора ко двору, спрашивая у хозяев, пустят ли они «козу» (молодого человека в тулупе шерстью наружу, в маске с рогами и колокольчиком) в дом? Как правило, гостей охотно пускали, потому что верили, что в доме, где побывала «коза», в следующем году будет достаток и благополучие.

Надо сказать, что ряженые обходили стороной дома скупых и злых соседей, и не заходили, даже если те их приглашали.

Перед тремя зимними праздниками: Рождеством, Новым годом и Крещением, готовили специальные блюда, но главным была кутья, которую делали чаще всего из пшеницы и меда. На новый год нужно было обязательно съесть поросенка, либо настоящего, либо сделанного из теста, чтобы в наступающем году был хороший урожай и изобилие. Кроме того, пекли пирожки с фасолью, горохом, картофелем, варили узвар (взвар) (компот из сухофруктов).

По древнему славянскому обычаю пекли очень высокий хлеб, чтобы за ним не было видно хозяина дома. А чтобы жизнь была богатой, под скатерть стелили солому. Считалось, что в первый день нового года первым в дом должен зайти мужчина, поэтому парни и подростки утром первого января ходили «посевать». В домах у родственников, соседей, друзей они рассыпали зерно в святом углу перед иконами, пели и просили божьей милости для хозяев дома, а те, взрослым подносили выпивку, а детям дарили сладости. Зерно, которое оставалось после «посевания», считалось заговоренным, так как его рассыпали с пожеланиями добра, поэтому его скармливали курам, чтобы они лучше неслись или рассыпали в огороде, чтобы урожай был хорошим.

Собираясь в гости, казаки брали с собой угощения для хозяев: бублики, семечки, моченые яблоки и арбузы, печеный кабак (тыкву), а вот вино никогда с собой не брали, его на стол должен был поставить хозяин.

В зимние праздники устраивались «КулАчки». Это кулачные бои, которые происходили между мужчинами, проживавшими на разных концах станицы. Часто эти «битвы» проходили на льду реки. Первыми в бой вступали подростки, потом юноши, затем мужчины, а потом и крепкие старики. Бить лежачего было запрещено, но главное, что все бои заканчивались общим гулянием и весельем.

К праздничному столу часто приглашали и одиноких или очень бедных соседей. Благотворительность и помощь тем, кто нуждается, были неотъемлемой частью празднования Нового года, как в станицах, так и в городе.

В конце XIX-начале XX века устраивались благотворительные балы, концерты, приемы, на которых проводили сбор пожертвований на нужды сирот, учебных заведений, приютов, больниц.

Благотворительным взносом был входной билет на праздничные мероприятия, который стоил 1 рубль. Дамы в масках проходили бесплатно.

Не участвовать в благотворительных акциях считалось верхом неприличия и даже те, кто собирался отмечать праздник в семейном кругу, обычно заранее вносил пожертвования.

В «Кубанских областных ведомостях» в конце 1878 и 1879 годов имеются объявления, о том, что в редакцию «принимаются пожертвования с благотворительной целью взамен визитов на Рождественские праздники и Новый год».

Потом в газете давался полный отчет о внесенных суммах с именами благотворителей. Суммы были разными от 1 рубля до 3 рублей (для понимания: на 1 рубль можно было купить 25 буханок ржаного хлеба или 14 белого; 2,5 кг говядины; 50 яиц; 4 кг сахара; 1 кг мыла).

Были и «плановые» пожертвования. Так, накануне нового года в Правление Екатеринодарского Благотворительного общества поступали членские взносы за прошедший год от членов этого общества в сумме от 5 до 10 рублей.

Кроме денежных пожертвований благотворительными обществами собиралась одежда, обувь, костюмы, рукоделия.

Детские праздники начинались 25 декабря и заканчивались после празднования Нового года.

К примеру, 25 декабря 1898 года необычный праздник для сотен маленьких детей и подростков организовала в помещении общества приказчиков госпожа Шамрай. Кроме традиционных танцев, игр, катания с горки, туманных картин и подарков, появилась новинка для Екатеринодара: серебряный дождь, конфетти и разноцветный серпантин. За порядком в зале следили «многие городские учительницы».

Вообще екатеринодарцы были очень отзывчивыми людьми и собранных ими средств, хватало даже на помощь нуждающимся других губерний. Так, в 1899 году горожане собирали средства для голодающих жителей Казанской, Самарской, Симбирской, Уфимской, Пермской, Вятской и Рязанской губерний, пострадавших от неурожая.

Средства жертвовались, в том числе служащими, их женами надзирателями и даже заключенными Екатеринодарской областной тюрьмы (ныне – следственный изолятор, ул. Воронежская, 42). Размеры взносов были от 2 копеек до 15 рублей. Все собранные средства передавались в кассу Красного Креста.

К праздникам в Екатеринодаре готовились долго и старательно. Даже самые бедные люди старались купить себе и детям что-то новое. Ровно в полночь три пушечных выстрела в Екатеринодарской крепости возвещали о наступлении Нового года.

В Екатеринодаре самые шикарные праздники устраивались в богатых купеческих домах.

В свой особняк (ныне – историко-археологический музей-заповедник им. Е.Д. Фелицына, ул. Гимназическая, 69) встретить Новый год приглашали всех желающих купцы Богарсуковы. В парадном зале они ставили огромную, до потолка, ёлку. Устраивали представление, в котором участвовали хозяева дома и самодеятельные артисты. Традиционным подарком новогодних вечеринок был лимонный пирог. Именно кусочек пирога получал каждый гость, уходя домой.

Секрет лимонного пирога заключался в том, что слои песочного теста перемежались с тонко нарезанными дольками лимона, посыпанными сахаром и политыми мёдом. Таких слоев было не менее семи. В процессе приготовления и запекания, пирог пропитывался вкусом и запахом лимона и был невероятно вкусным.

А в доме Губкиных, который находился рядом с особняком Богарсуковых, всегда играл казачий духовой оркестр.

Праздновали Новый год и в учебных заведениях. Дети и учителя наряжали ёлку, пели песни, ставили спектакли. К примеру, в 1896 году в станице Пашковской школьные учителя подготовили пьесу «Жизнь за царя». Актерами выступили учащиеся старших отделений. На двух спектаклях побывало 800 человек, и была невообразимая давка. Зрители толпились в коридоре, стеной стояли у входных дверей, пытались просунуть свои головы в форточки, чтобы хоть краешком глаза увидеть спектакль, о котором в газете написали, что его следует считать «отрадным оазисом среди безмолвной пустыни захолустной жизни…».

Начало XX столетия было встречено без особого пафоса и каких-либо сверхъестественных увеселений.

Разве что, в 1900 году, детских благотворительных ёлок было столько, что редакция газеты «Кубанские областные ведомости» вынуждена была опубликовать просьбу не присылать больше заметок о них.

Вообще в последний день девятнадцатого столетия горожане работали. К примеру, именно в этот день «комиссия по заведованию городской публичной библиотекой им. А.С. Пушкина произвела в библиотеке ревизию, которой желательно было выяснить, какие книги имеются в наличности, какие у подписчиков и о каких не имеется сведений или же имеются ошибочные записи». «Кубанские областные ведомости» сообщали: «Ревизия дала самые благоприятные результаты, хотя и заняла 4 часа работы». Проверяющие насчитали более 5 тысяч книг. Госпожа А. Бурсак дала распоряжение, согласно которому, проценты от 1000 рублей, положенных в госбанк ее покойным супругом, должны поступать в пользу городу при использовании их частично на содержание часовни, построенной на могиле бывшего атамана Черноморского казачьего войска Ф.Я. Бурсака. А Елизавета Александровна Бурсак «изъявила городскому голове свое желание» внести в управу 10 тысяч рублей на постройку при городской больнице отдельного детского барака.

По традиции, к Рождеству, горожане, состоявшие на государственной службе, в том числе педагоги, получали подарки: очередные классные чины и прибавки к жалованью.

А начальник Кубанской области, наказной атаман Кубанского казачьего войска освобождал от ответственности некоторых нарушителей, привлеченных к административной ответственности.

В канун нового года в городе шла очень бойкая торговля, устраивались ярмарки. Одна, из которых, была в доме Богарсуковых, где распродавали ткани и бумажные товары. За полчаса до наступления Нового года в войсковом Александро-Невском соборе (ранее он находился на месте современного фонтана в сквере им. Жукова) служили молебен, на котором присутствовал атаман, генералы, штаб- и обер-офицеры, а также классные чины. Из собора многие отправлялись в войсковое собрание, где в полночь наказной атаман принимал поздравления.

Остальные горожане веселились в екатеринодарских клубах и ресторанах. Праздничные ужины стоили 2-3 рубля с человека.

Если кто-то, не зная меры, напивался, то друзья, через телефонистку, просили соединить с номером 6. Аппарат с таким номером был установлен в частной аптеке А.Л. Шик на улице Красной, и там постоянно дежурили опытные доктора.

Екатеринодарцы охотно принимали участие в благотворительных балах, маскарадах, концертах, лотереях-аллегри (когда выигрыш определяется сразу после приобретения билетов), базарах в пользу неимущих.

Газета «Кубанские областные ведомости» в 1906 году писала: «От устроенного сего декабря екатеринодарским дамским евангелическо-лютеранским благотворительным обществом в квартире г. Бегар, Рождественского базара в пользу бедных евангельско-лютеранского прихода выручено за рукоделие и куклы 448 руб. 36 коп., за сюрпризы с елки 129 руб., от буфета 109 руб. 85 коп., и пожертвовано 39 руб., всего 726 руб. 91 коп., передан под расписку г-же Асмус».

Надо сказать, что дети не принимали участие во встрече Нового года, они мирно спали, в то время как взрослые посещали различные праздничные мероприятия.

Если концерт устраивался для взрослых, то присутствие детей считалось недопустимым. В залах клубов для них устраивались специальные вечера.

27 декабря 1910 г. во 2-ом общественном собрании Екатеринодара (бывший дом Акритаса, ныне - ул. Гоголя, 66/ул. Красная, 64) состоялся танцевальный вечер для учащихся средних учебных заведений. «Зал, где обыкновенно свирепствует лото и непристойные маскарады, преобразился в храм чистого, искреннего веселья и радости», - писал корреспондент «Кубанского края». Правда, некоторые старшины при обсуждении вопроса о предоставлении помещения под упомянутый вечер, высказывались против. Это возмутило корреспондента: «Они, очевидно, полагают, что смысл существования собрания в нелепых лото и маскарадах, с их точки зрения заслуживающих предпочтения перед невинными танцевальными развлечениями. Полагаем, то если они были 27 декабря в собрании, то изменили свой первоначальный взгляд». Фельетонист В. Викторов иронизировал по этому поводу: «Интеллектуальные запросы екатеринодаркой публики не идут дальше пресловутых лото и маскарадов второго общественного собрания».

Через год, 28 декабря 1911 года, в собрании состоялось другое мероприятие. Это был бал в пользу общества братской помощи, под председательством супруги наказного атамана Кубанского казачьего войска и начальника области М.П. Бабыча – Софии Бабыч, который собрал столько народу, «яблоку упасть» было негде, но публика продолжала прибывать, заполняя столовые, коридоры и даже входную лестницу. Помимо очень удачного сбора, этот бал отличался разнообразием развлечений и затянулся далеко за полночь.

Екатеринодар. Царския ворота

Фотография 1912 года.

А некоторые горожане любили проводить новогоднюю ночь в театре или цирке, где в этот день показывали праздничные программы и представления.

К примеру, Зимний театр (ныне – здание Филармонии им. Г.Ф. Пономаренко, ул. Гоголя, 65) В. Гуренкова предлагал екатеринодарцам встретить новый, 1912 год, в театре. Новогодняя программа включала показ комедии-сатиры «Король Камеруна», с приглашенными актерами из Москвы и Санкт-Петербурга, шикарный бал-маскарад, живые картины, роскошную иллюминацию, бесплатное шампанское, катанье с гор и даже «большое незабываемое «Кабарэ».

Запоминающейся для детей стала ёлка в этом театре, потому что появление Деда Мороза сопровождалось полетом аэроплана и вызвало восторг детворы, хотя именно этот праздник возмутил родителей, потому что билеты стоили больше, чем обычно.

Открытка из Санкт-Петербурга в Екатеринодар. 1914 год

Любили состоятельные екатеринодарцы различные развлечения. К примеру, наступление нового, 1914 года, было отмечено многочисленными комедийными постановками: «У ног вакханки», «Севильский обольститель», «Сын кокотки». В Зимнем театре шла комедия-фарс Леонарда Тальмского «У женских юбок», а после спектакля до поздней ночи гремел маскарад.

В это же время проходили и гастроли «русско-польской каскадной артистки» мадемуазель Станиславской («каскадными артистами» до революции называли трюковых артистов, каскадеров).

Новый год праздновали и в домашнем кругу. Екатеринодарцы ходили друг к другу в гости, устраивали домашние спектакли, концерты, детские праздники. Ёлка наряжалась на Рождество, т.е. с 24 на 25 декабря, и как повелось, с петровского указа, стояла она 7 дней, поэтому новогодняя ночь была последней в «жизни» украшенной красавицы.

Рождественские и новогодние подарки были разными. Дарили: пряники, конфеты, шоколадных зайцев, игрушки, и даже «волшебные фонари» (металлический ящик с увеличительным стеклом, внутрь которого вставлялась свеча; стеклянные пластинки с цветными рисунками, которые проецировались на экран). Дети делали подарки родителям своими руками.

Совсем другой оказалась встреча нового, 1918 года. Состояние города в эти дни не поддавалось описанию: на улицах Екатеринодара «пели, орали, бродили, шатаясь» пьяные солдаты. Причиной послужила «операция» члена краевого правительства по ведомству финансов Ф.С. Леонтовича по ликвидации «опасных запасов казенного спирта», который продавали со складов сначала «с благоразумным ограничением», а непосредственно перед Новым годом «широкой рукой и с особым поощрением в отношении прибывших с фронта». Результат был налицо…

Екатеринодар. Вечеринка у Гаврильцевых. Рашпилевская, 11.

Фотография 1919 года.

Заканчивалась эпоха Екатеринодара… на смену придет Советский Краснодар, но это уже совсем другая история.

Всех с наступающим Новым годом и Рождеством! Будьте здоровы!

(в связи с тем, что архивы и библиотеки закрыты по известным причинам, при подготовке материалов пришлось пользоваться только книгами из домашней библиотеки, некоторыми статьями в интернете и периодической печати. Большое спасибо за помощь в подборе материалов Историко-археологическому музею им. Е. Д. Фелицына и лично Светлане Катуниной; любимому сайту Съ любовью изъ Екатеринодара (myekaterinodar.ru) и лично Михаилу Юрьеву за помощь в поиске фотоматериалов»).

31.12.2020

К списку



М. Юрьев, Р. Лысянский, Св. Клочко © 2010-2021 Все права защищены.

Любое воспроизведение/копирование материалов данного сайта без соответствующего разрешения запрещено.Правообладателям

Разработка: log-in.ru